FANDOM


http://img1.liveinternet.ru/images/attach/b/3/18/908/18908415_1985_1.JPG

Речь пойдет о самом трудном периоде в истории армейского фанатизма - о событиях 1985 г., когда ЦСКА вылетел в первую лигу, а милицейский террор в отношении любых проявлений альтернативного мышления достиг своего апогея. На это тяжелое время как раз и пришелся взлет aрмейского фанатизма, а точнее, возникновение практически новой группировки.

О боевых буднях 1985 г. повествует Ролик:

- "Когда ЦСКА в 1984 г. занял последнее место в чемпионате, то большинство 6олельщиков оказалось в шоке. Что делать-то, кошмар какой-то! Упадок движения был полный, а на последний выезд в Киев и вовсе поехало только двое.

Конечно, на этом фоне впечатляюще смотрелся первый выезд сезона в Ленинград на Кубок, куда приехало около полутора сотен красно-синих. Но это был выезд, по выражению Томата, из числа "сочных". День был 9 мая, выходной, а потом, Ленинград - он любому фанатскому сердцу дорог. Да плюс ко всему, все надеялись на выход ЦСКА в финал, а также собирались расквитаться за все хорошее с извечными врагами - зенитчиками.

Но Ленинград прошел, и начались обычные будни фанатизма: стандартные матчи в "Сарае", где менты выводили из зала за любой возглас, да еще неудачное начало чемпионата, где ЦСКА проигрывал матч за матчем.

"Возникло ощущение, что всем до фанатизма пох.., - рассказывает Ролик. - И когда мы вдвоем с Гнусом собрались на первый выезд в Волгоград, то кроме себя никого кандидатами на поездку и не предполагали. Тем более, что на самые первые выезда в Кемерово и Хабаровск никто из наших так и не поехал.

Вписались мы в поезд Москва-Волгоград, весь день простояли в тамбуре, потребляя в неимоверных количествах "Холодок", типа конфеток таких, помните? Ночью нас выписали в Жердевке. Так что пришлось брать билеты на следующий за нами поезд - других после него не было. Утром вместо будильника по радио прозвучало сообщение о принятии "Сухого Закона". Это был тяжелый удар. Публика отпала. Пока я приходил в себя, Гнус влил ложку меда в бочку дерьма, найдя в составе целую бригаду наших: Говорун, Мэй, Кунцевский, Маня и Чудилкин. Конечно, все были молодые ребята - 15-18 лет, не то что сейчас, но все равно, закон об алкоголе был для нас совсем ненужным. Приехали в город. Выцепили на стадионе какого-то дуста, который назвался зачинателем местного движения, и ходили с ним. Пока наслаждались поездкой на скоростном трамвае, что было в новинку (Волгоградское, так сказать, метро), Гнус и Маня нажрались с каким-то дембелем водки. Мы же все - как стеклышко. До матча так ничего и не было.

Футбол произвел неизгладимое впечатление. Наши выиграли 4:1, мы классно шизили, были даже замечены все признаки местного фанатизма. После игры, правда, случились некоторые события. Потусовавшись около гостиницы "Волгоград", где остановились игроки, направились было к вокзалу. Однако, в вечерних сумерках в близлежащем сквере было замечено подозрительное копошение. Желая с нами встретиться, показалось более двадцати роторов с палками. Появилось подозрение, что они хотели драки, особенно после того, как волгоградцы преградили нам троим отставшим (мне, Гнусу и Говоруну) дорогу. Я героически прошел толпу к газированному автомату. Но не успел утолить жажду, как увидел Кунцевского, летящего на волгоградцев, за ним бежали Маня и Мэн, которые размахивали ремнями как вентиляторы. Женя погнал какого-то ротора, причем гнал его одного полкилометра до самой гостиницы.

Уже вовсю шла драка, когда увидел, что прямо на проезжей части, остановив все движение, Гнус мочит еще одного волгоградца. Я ринулся туда же. В последний момент вижу окровавленное лицо молодого человека, наношу ему встречный удар, пролетаю по инерции дальше и со всей дури врезаюсь в Михаила, отчего мы оба также свалились на асфальт.

Когда роторов разогнали ремнями (в 1985 г. это было новшество), из ближайшей подворотни извлекся Говорун, сообщив, что за ним гналось трое местных, чему мы, конечно, не поверили, слегка закозлив Игоря. Но настроение было хорошее, ведь благодаря решительности Кунцевского и Мани мы одержали серьезную выездную победу, вшестером погнав двадцать. Теперь впереди был Куйбышев, и все мысли были обращены на него. После ночного зависания на вокзале, желающих ехать туда осталось трое - Говор, Гнус и я. Остальные поехали домой.

Взяли билеты до Иловли на поезд Волгоград-Казань, который проходил через Сызрань. Ближе к вечеру проводник допер, что Иловля случилась часов семь назад и сообщил, что выпишет нас на ближайшей станции. Ей оказалась пердь под названием Петров Вал. Гнус высунулся из прохода и, увидев, что на станции нет даже платформы, зато имеется лес и кусочек земли, огороженный веревками, устроил истерику и выписываться явно не хотел. Денег у нас было 5 руб. на троих. Говорун, презрев выпускные экзамены в десятом классе, и вовсе поехал на двойник с пятью (!) копейками. Поэтому проводник довольствовался взяткой в виде серебристой сумки Гнуса с надписью "ЦСКА" и тряпичной кепкой "Речфлот", имевшей вид бейсболки. Зато мы с шиком и фан-песнями через сутки прибыли в Сызрань.

От Сызрани до Куйбышева ехали автостопом через Тольятти и Жигулевское море, приехав в город с севера, в то время как нормальные люди приезжают с запада. Но это ничего. Гораздо хуже была перспектива провести еще один трезвый выезд. Что позднее и случилось. Из двенадцати бывших на выезде людей ни у кого не было денег. Да откуда они на хрен у школьников и ПТУшников!

Перед матчем встретили наших: Тюху, Дюшеса, Енота и Рубля (позднее ставших локомотивцами), Ирку, Светку, Офицера и еще кого-то, сейчас не припомню. Самым старшим был Дюшес - 18 лет. Нормальный парень: его потом посадили на 3 года за то, что он в Лужниках то ли обул, то ли избил мясника...

На матче же был полный беспредел: люди шизили с горнами, оттягивались - нам после московских репрессий даже не верилось, что где-то есть островки свободы. Народ, правда, разошелся и на нас начались наезды, причем неслабые. И если бы не менты, то мы могли бы не уехать. Апогея наезд достиг, когда после окончания матча (2:2) все тысяч двадцать бывших на стадионе специально поперлись через тот выход, около которого сидели мы, хотя другие тоже были открыты. Ну, сыпались оскорбления - это само собой. Еноту по голове камнем попали, а так все, в общем-то, обошлось нормально. Куйбышев был признан воинственной пердяевкой и от того котировался.

По пути назад меня и Тюху в Пензе забрали в детприемник - событие для меня, пятнадцатилетнего, шокирующее. Нас поместили в камеру, но мы отказались снимать цвета и стричься, чем заслужили уважение: местная заключенная девочка нам хлеб носила нелегально, за что, кстати, ее перед строем заставляли есть оный. Через пару суток заточения приехал мой отец и забрал нас из детприемника.

        • - К сожалению, не припомню сейчас, после девяти лет, что было интересного в Никополе (он шел после Львова), но выезд в столицу Западной Украины со слов очевидцев сейчас слегка припоминаю. У этого выезда особая предыстория. Как известно, как раз в этом году произошло первое серьезное столкновение Mocквы и Киева, позже превратившееся в воину. На финале Кубка «Шахтер» - «Динамо» Киев, собравшиеся фаны "Спартака", ЦСКА и "Динамо", а также немногочисленные дончане устроили крутую акцию хохлам. Чего-то они там неприятного динамикам, что-ли, сделали, ну и решили им отомстить. (Так и выходит, что все-таки вражду с киевлянами мы первыми оформили.) Но акция была просто великолепной. Киевлянам дали в морду сначала на вокзале - они были шокированы этим. Перед матчем погнали их у Лужников, а после игры - в метро на Киевской.

Это был черный день в истории Киева и абсолютное поражение МВД, как просравшего событие. Хохлы уезжали избитые, все в крови, изодранные, но злые. А динамики после лужниковской сечи, предвидя свою смерть, на ответный визит в Киев не отважились. Там их было человек шесть, и сидели они в разных местах.

И вот после такого грандиозного избиения приехали наши во Львов. Туда же приехали и хохлы, говорят, лабусы, да и местные бендеровцы достойно приготовились. Весь матч шли приготовления к битве (а коней было 72 чел.), и после финального свистка начались уже прямые наезды. Но куда было 29-ти армейцам (половина уже уехала в Никополь) против огромной толпы хохлов. Разбили голову Натуре железной арматуриной. По слухам, все успели забежать в дырку в заборе, а он из-за габаритов туда не поместился.

Сильно избили Гену Барона. Он приехал в Москву через несколько дней с поломанными ребрами. Просто, когда его мочили, он потерял сознание, и хохлы, подумав, что убили коня, в панике закидали тело листьями к парке и смотались. Хохлы отыгрались за московский позор, и это был не самый удачный наш выезд...

Вот так закончился первый год в первой лиге. Новые, молодые и до того малоизвестные кони превратились в приличную выездную и боевую силу, подняв из руин всю банду.

На следующий год, даже несмотря на то, что начался повальный набор в армию (косить тогда было не принято), банда стабильно действовала, несмотря на все продолжающийся милицейский террор. Начиная с 1986 г., прекратились пробелы в строчке "количество рыл на выезде", и до нынешнего времени стопроцентный результат посещения - обычное дело.

Ташкент-Джизак. В одиночку в Среднюю Азию Edit

РФВ удалось разыскать единственного очевидца зтого двойника, фана Арлекино. Вот его рассказ об экстремальной поездке.

Арлекино - "По статистике получается, что я первым пробил Ташкент. Хотя я хорошо знаю двух наших мужиков, которые в 1970 специально ездили в Ташкент на игру ЦСКА - "Динамо" (0:0 и 4:3), когда армейцы стали чемпионами. Причем, эти мужики до сих пор на футбол ходят.

На момент поездки на двойник играли мы в 1 лиге ни шатко, ни валко. Первые два выезда - Хабаровск-Кемерово, пропустили, что и понятно; потом два матча дома выиграли. Потом был Ташкент-Джизак, я решил ехать, хотя где находится г.Джизак (команда называлась "Звезда", один год в 1 лиге побыла, а потом вновь, во 2-ую) даже представить себе не мог.

Деньги были - родители уехали в отпуск, оставили лавэ, да еще и стипендию получил в техникуме. Надо было прокутить. На тот момент, мне было 18 лет, носил длинный хайр, потому как любил "металл". За него в те годы преследовали, и менты, и гопота, но мне доставалось только от ментов. Не могу сказать, что знал всех в банде, но дружил с Бумажным и т.д.

В общем, я взял билет на самолет, стоимостью в 65 р. и полетел. В Ташкенте я оказался один, хотя думал, что кто-то поедет. Жара под 30"С, выпить нечего, кроме говенного ташкентского пива. На стадионе был аншлаг тысяч 50 зрителей (матч 1:1). Но никто не наезжал, хотя я в такую жару был в шарфе (шарфы тогда носили невзирая на погоду), даже обидно было - я из Москвы. а на меня никто внимания не обращает.

После футбола я подошел к Юрию Морозову, тренеру ЦСКА (сейчас тренирует ‘’Зенит"), попросился в самолет до Джизака. Но он меня ненавязчиво послал подальше.

Пошел на вокзал. Прихожу туда, там спрашивают: "Какой именно Джизак вам нужен? Их оказалось штук 7. Я говорю: "Самый крупный, где в футбол играют."

В автобусе "на самый крупный Джизак" не было свободных мест, дал водителю пятеру и сидел на полу. Ехать до места часов семь-восемь. Наконец автобус остановился в степи и я вышел. Передо мной огромные кусты и тропинка через них в город. Город! ЭТО оказалась такая пердь, чти едва тянуло на звание ‘’поселок городского типа". После 2 часов ходьбы по тропинке к "городу" я понял, что это полная дыра - две улицы и штук 80 домов, у которых, больше чем 2 этажа было в обкоме и библиотеке. А до матча двое суток. Зашел в единственный винный магазин, и первое, что там увидел - это портвейн с осадком в полбутылки. Его разливали, наверное, при Сталине. Купил одну на свой страх и риск, чем вызвал уважение у продавца. Выпил и весь вечер смотрел на виднеющиеся поблизости горы и надвигающуюся песчаную бурю.

Пошел к стадиону. Там паслись коровы и козы, и стоял мужик, переставлявший на стенде турнирную таблицу. Спросил у него, где тут гостиница, он сказал, что ее нет. Пригласил на ночлег к себе. Первую ночь я ночевал в беседке. Семья мужика покормила меня, сам мужик сделал вокруг беседки круг веревкой - это чтобы не пролезли змеи и скорпионы.

Вторую ночь я провел в местной библиотеке, после знакомства с чуть ли не единственной здесь русской девушкой-библиотекаршей. Она сама родом из Питера, а в Джизаке была на практике. Она говорит: все равно воровать здесь нечего, так что ночуй. Так я завис на вторую ночь. Единственная неприятность была только в том. что я наткнулся на змею. Перепугались мы оба - я ломанулся в одну сторону, а змея - в другую. Оказалось, эту сволочь в библиотеке прикармливали - стояло блюдечко с молоком, как я думал, для кошки.

В день игры я опять пошел в винный магазин, хотел купить бутылку портвейна, но аксакал, который тогда продал мне вино, так проникся тем, ЧТО я еще жив после употребленного, вторую бутылку подарил.

Стадион был битком, тысяч 10 народу. Я под парами портвейна нацепил на себя шарф, достал флаг. Когда игроки увидели парня с хайром и шарфом метра в два, они аж заколдобились. На этот раз я даже шизил в одно рыло, тем более, что наши выиграли 4:3. Никаких инцидентов не было, хотя ко мне приставили мента.

За время путешествия эта Средняя Азия мне так надоела, что, увидев после игры московский поезд на вокзале Джизака, идущий из какой-то дыры, я приложил все усилия, чтобы вписаться. Трое суток до Москвы я ехал в окружении всех национальностей Союза - чурбаны, абреки, аксакалы, цыгане, х.. знает кто, уроды и т.д. Поэтому, когда я оказался в Москве, то первым делом опустился на перрон вокзала и поцеловал родную землю.

По выездам 1985 г., которые не указаны в "РФВ" могу сказать следующее: во-первых, впервые пробили Душанбе на "Памир" (2 чел.). Там были коллекционер программ - Толя Сулькин и его друг. Программист же с друзьями в три лица были впервые в Батуми. Никто не поехал в Ставрополь (не помню, по какой причине) и Абовян (потому, что не смогли на карте найти этот город). Это потом уже вычислили, что "Котайк" играет чуть ли не в 15-ти км. от Еревана.

В Никополе (30 чел.) тоже были впервые. Город оказался ужасно гопницкий, но драк не было, т.к. ЦСКА крупно слил 0:3. Это уже в последующие годы в Никополе были сплошные беспорядки, а в 1988, там шла драка даже на поле. Причем, в Никополе против нас приезжали даже из соседнего Днепропетровска."

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.