Fandom

Ultras Wiki

Факел Воронеж: Блеск и нищета, гл.4

1,239pages on
this wiki
Add New Page
Comments0 Share

Влад СЕМЕНОВ. БЛЕСК И НИЩЕТА «ФАКЕЛА», ч.4 Edit

СЕЗОН 2001 года. АГОНИЯ Edit

Футболисты сразу почувствовали смену розы ветров в отношении к команде со стороны властного Олимпа. Начался массовый исход игроков. Искать достойную замену было не за что, а самое главное, после ухода Заложных, некому. Начались дёрганье и шатание. Под впечатлением бегства из команды на предсезонке Кульчия (как и ранее Призетко) Нененко запаниковал и уговорил таки Батищева вернуть в «Факел» патриота Щёголева. По поводу беглецов Муштаков, в то время вице-президент ПФЛ, метал бисер и заочно грозил им страшными карами, вплоть до дисквалификации. Как всегда, всё оказалось пшиком. Батищев кратко резюмировал: «Вы там в ПФЛ, всё из пушек по воробьям стреляете»…

Конечно, игроки уровня Болтрушевича, Ланько, Кулёва для «вышки» были, мягко говоря, сыроваты. Тем не менее, «Факел» стартовал на удивление неплохо, будто опровергая прогноз старого футбольного пройдохи Арсена Найдёнова. Тот на страницах «Спорт-Экспресса» спрогнозировал жёстко, как пригвоздил: «В Воронеже к власти пришёл человек, равнодушный к футболу. «Факел» - обречён. И со временем упадёт вплоть до второй лиги.»

Домашний матч с московским «Торпедо» обслуживал тульский арбитр Геннадий Куличенков. Осмелился назначить в ворота великих и ужасных столичных гостей два пенальти. После игры у судейской генеральный директор «Торпедо» Мишин «обнадёжил» судью: «Больше ты судить не будешь!». Не обманул. Больше Куличенков матчи высшей лиги не обслуживал. Несмотря на высокую оценку инспектора матча, рефери убрали без шума и пыли. Знай, мол, на кого руку поднял!

Весной умер великий болельщик, Степан Иосифович Батраченко. Для команды это был сильный удар. Незрячий, он воспринимал футбол сердцем, а в дни неудач по первому зову готов был приехать на базу команды, поддержать футболистов, вдохнуть в них уверенность, что все невзгоды преодолимы. Скольких из аксакалов воронежской «брехаловки» потом доведётся хоронить. Володю Зайцева («Тото Кутуньо»), Михаила Лавских - дядю Мишу… После них остался вакуум. Пока я работал в клубе в должности пресс-атташе, на том месте, где всегда сидел Батраченко, в дни матчей лежали две гвоздики. Билеты на это место не продавались. Так решили, долго думая вместе с Батищевым, как увековечить память о Степане Иосифовиче. Интересно, чья задница сейчас просиживает кресло в 10 ряду Центральной трибуны?

Порой, откровенно говоря, не везло. Фортуна повернулась к «Факелу» спиной в домашних матчах с «Анжи» и «Черноморцем» - при весьма неплохом качестве показанной игры. По окончании встречи с новороссийцами радист стадиона Владимир Дубко поставил песню: «Так провожают пароходы, совсем не так, как поезда». До этого звучал хит «Люби его таким, какой он есть, люби его, пока он живой». Но было уже не до смеха. Груз неудач пудовыми гирями висел на ногах игроков, действовал на психику угнетающе. Нененко стал ещё более зажат и угрюм. Перед отъездом автобуса в аэропорт у саратовской гостиницы долго о чём-то беседовал с Юминовым, который перед сезоном ушёл в «Сокол», но из-за болезни толком не заиграл. Глядя в окно, Олег Касторный, всё также надувая пузыри из жвачки, грустно изрёк: «Это наш джокер». На вопрос, мол, почему джокер, цинично добавил: «В Смоленске есть Коваленко и Дзюбенко. Не хватает только Нененко».

Приход Аверьянова многие восприняли оптимистично. Сафронов, несколько лет проработавший с ним в Самаре, вообще излучал уверенность: «С этим тренером не вылетим». Первое, что сделал новый главный тренер, был перенос тренировок дубля на базу команды в Тенистом. Аверьянов пришёл в ужас, когда увидел, на каких огородах стадиона «Буран» шлифует своё мастерство молодняк Виктора Шамарина. Казалось бы, варяг, к чему забота о будущем воронежского футбола? А нет же, подтянул к тренировкам основного состава Семенца, Кудрина и Евгения Овсянникова, добился, чтобы дублёры после тренировок питались на базе. Умел влюбить в себя подчёркнуто уважительным отношением к людям. Говорят, был в шоке, когда ознакомился с системой премиальных, разработанной предшественником. Ближе к осени представил на рассмотрение Чуйко и Муштакова свою, где находилось место многим труженикам тыла, включая водителя командного автобуса. Те сей документ положили в стол. На вечное хранение. Не надо лезть со своим уставом в чужой монастырь!

Ярый приверженец зонной системы обороны, Аверьянов терпеливо пытался разжевать футболистам премудрости игры в линию, чуть ли не за руку водил игроков по полю во время тренировок. В принципе, из имеющегося под рукой «материала» выжимал всё, что мог. Во всяком случае, сёминский «Локомотив» был разделан под орех и без вариантов - 2:0. Лучшая игра в исполнении команды Аверьянова. Тактически полностью переиграть бывший на приличном ходу «Локо» дорогого стоило. Сёмин на послематчевой пресс-конференции находился в прострации.

«Факел», как отмечали многие, менялся на глазах. В игре пропала какая-то комбинационная лёгкость, она стала прагматичной, нацеленной сугубо на результат, казалось бы, и игроки те же, но другой тренер - другая команда. Ясно было и то, что без вливания свежей крови не обойтись.

Прекрасно понимал это Аверьянов и очень надеялся на дозаявочную кампанию. Пару раз в клубе мелькнул Григорий Шерихора, тренер, который работал с Аверьяновым и в «Океане», и в «Крыльях». Игроки смеялись, рассказывая байку о том, как в Находке Шерихора умудрился продать на металлолом списанную подводную лодку, когда «Океану» срочно требовались деньги. Коммерсант он, может быть, и выдающийся, но в вопросах селекции ему было до Заложных, как до Луны. На просмотр приезжали Кудря, Савчук, Ибрагимов… Не удалось даже заявить сыгравшего один контрольный матч многообещающего бразильца Северино, позже засветившегося в низших дивизионах итальянского чемпионата.

Вместо денег на селекцию из окон областной администрации показали кукиш. Вот вам за выборы дуля из Мартынова сада! Правда, повезло Галямину, ныне востребованному тренеру первого дивизиона, а тогда агенту средней руки, лопатившему африканский рынок. На пару с тогдашним начальником команды Миневичем, которого перед сезоном из Смоленска выписал себе в помощь ещё Нененко, им удалось втюхать первого в истории «Факела» темнокожего игрока Мохаммеда Камару. На существенное усиление данный трансфер, мягко говоря, не тянул.

По большому счёту, судьба «Факела» решилась в Новороссийске. Странный мяч, пропущенный Зурабом Саная в добавленное время. Ночью, на балконе гостиничного номера, глядя на зарево салюта над Цемесской бухтой, я сказал корреспонденту «Спорт-Экспресса Юрию Голышаку: «Это не победный салют, это реквием по двум командам. «Черноморец» просто забрал «Факел» с собой.»

18 августа 2001 года. Чёрный день в истории российского футбола. В Махачкале столкновение Будунова и вратаря армейцев Перхуна. В Воронеже в перерыве матча со «Спартаком» байкер во время показательных выступлений врезался в толпу людей. Человек, реально похожий на Антонио Бандераса за рулём мотоцикла, заднее колесо которого попало в трещину асфальта… Несчастный случай. Сразу вспомнилась циничная фраза, сказанная мне одним из местных деятелей культуры: «Что ты всё дёргаешься? Байкеры, парашютисты, артисты… Кого ты хочешь удивить? Пусть водку жрут на трибунах!». Не я был за рулём мотоцикла, но горечь и боль вряд ли когда-нибудь удастся заглушить. Погибла билетный кассир, милая Валентина Мазалова; получили травмы ещё один кассир Зинаида Фёдоровна и сотрудник милиции. Похороны, визиты в больницу надолго отодвинули на задний план какой-то там футбол. Всё, что зависело от меня в тот момент, я сделал. Потому при встрече с той же Зинаидой Фёдоровной не приходится отводить взгляд, вот только человеческую жизнь не вернуть.

В очередной раз во всём блеске проявили себя журналюги. Как местные, так и федерального значения. Из «Игрока» поздним вечером ушло сообщение о смерти второй женщины (преждевременно похоронили Зинаиду Фёдоровну - значит, будет жить долго!). От души потоптался на костях Виктор Гусев в своей программе «На футболе». В Воронеж приезжал его приспешник Александр Ледогостер и, в стремлении попикантнее подать жареное, опустился до фальшивого монтажа кадров. Байкер, который комментировал показательные выступления, просто не мог со своего места на беговой дорожке видеть, что мотоцикл врезается в толпу людей, а не в стену трибуны. И его фраза в микрофон: «Не волнуйтесь, так было задумано» произносилась не в тот момент, когда в скорую грузили окровавленные носилки.

Берегите себя… От режиссёров-некрофилов.

ИСХОД Edit

После трагедии на стадионе и поражения 0:5 Батищев принял решение уйти. Мы поехали в студию к Бонифацию записывать радиообращение к болельщикам. Потом Бонифаций категорически отказался взять деньги за работу. Парадоксально, но при всей своей жесткости Батищев умел сплотить людей и, когда прощался с работниками клуба, женщины из бухгалтерии плакали. Хотел уйти и я, но Батищев отговорил: «Останься, надо помочь Григорию (Чуйко)!» Надо, надо… Зря остался. Так случилось, что буквально через неделю я попал в больницу. Ещё бы немного, и убрался. Низкий поклон хирургам 8 городской больницы Кузнецову и Мамонову, физиотерапевту Наталье Клищенко. Вернули с того света. За полтора месяца из руководства клуба никто не позвонил. Лишь передали деньги на лекарства через моих друзей. Да ещё исполнительный директор Фирстов иногда выделял свою служебную машину. Когда вышел на работу, оказалось, что Чуйко решил кадрово усилить пресс-службу. Вроде как бы мне в заместители назначил своего знакомого, с окладом, втрое превышающий мой, и с широчайшими полномочиями. Забавно. Показалось, один Аверьянов обрадовался моему возвращению. При встрече обнял: «Мне было плохо без тебя, Влад».

Что в Аверьянове поражало, это редкое спокойствие и уравновешенность. Никогда не избегал интервью и ответов на самые нелицеприятные вопросы. После пяти поражений подряд мог прийти на «Радио Борнео» к Михаилу Сергееву и в течение часа в прямом эфире общаться с болельщиками. За всё время сорвался лишь раз. Но это была роковая, стратегическая ошибка. В одном из интервью Аверьянов заявил, что по-хорошему состав команды надо обновлять на семьдесят процентов. Слишком многие увидели в этой процентовке себя. Половина команды во главе с Сафроновым билась до последнего, половина заранее судорожно подыскивала варианты дальнейшего трудоустройства. А некоторые интервью игроков центральной прессе, мягко говоря, вызывали недоумение. Там между строк явственно читалась фраза: «просьба, заинтересованным сторонам обращаться по телефону».

Вопрёки всему «Факел» (точнее, его часть) сражался и дома крушил всех: «Сатурн»; «Ростов»; «Крылья»; «Ротор». Только этого было мало. С одной стороны, априори непотопляемый столичный «Торпедо-ЗИЛ», с другой - объединившаяся «южная мафия» («Ростов», «Анжи», «Алания») под свист и негодующее улюлюканье собственных болельщиков разыгрывала спектакли, отдавая очки друг другу. Эти жернова «Факел» перемололи. Нищих нигде не любят. (Какое же удовольствие я получил на финише прошлого сезона! По замыслу вечных странников нижних этажей турнирной таблицы, на месте «Факела» должен был оказаться скромный по финансовым возможностям «Амкар». Когда игра в слабое звено не удалась, топтуны стали грызть горло друг другу).

Квинтэссенцией сезона стали 2:6 в Москве от «Динамо». После игры патриоты улыбались, варяг Сафронов - плакал. Послал на три буквы корреспондента Спорт-Экспресса», обратившегося за интервью: «Тут горе! А тебе интервью…». Аверьянов ещё несколько дней находился в Воронеже. Надеялся, что назначенный президентом клуба Саенко удостоит его аудиенции. Хотел продолжить работу в «Факеле», верил, что за год удастся вернуть команду в высшую лигу. Для него, впервые не справившегося с незавидной ролью «спасателя», которую то и дело подбрасывала его тренерская судьба, это было дело чести. Теперь воронежские болельщики встречают его свистом. Не знающие всей кухни, они формально правы. Фамилия Аверьянов ассоциируется с вылетом в первую лигу.

Тем временем в клубе паковали чемоданы. В Смоленск отбыл, умывая руки, начальник команды Миневич, возложив благородную миссию по отправке на родину в Сьера-Леоне Мохаммеда Камара на плечи администратора дубля Германа Гусева. Почти трёхнедельная эпопея отправки африканского легионера требует отдельного описания. Вот где для журналистов потенциальный кладезь футбольного юмора - интервью с Германом. Ильф и Петров могут отдыхать. Необходимость транзитной визы при пересадке в аэропорту Шарля де Голля трансформировалась в бесконечные походы по посольствам и консульствам и логически завершилась тем, что у Камара оказалась просрочена и российская виза. Из гостиницы гнали со словами: «Мы не допустим, чтобы у нас проживал негр-нелегал». Деньги давно закончились, даже те, что Герман занимал в Москве у друзей. Телеграммы в клуб в стиле отца Фёдора: «Не так краток оказался мой путь, как ожидалось. Продай, что можешь и вышли денег…» канули в небытие. В клубе царил период безвластия. На последние гроши Герман кормил страдальца исключительно пельменями, сваренными на скорую руку в гостиничном номере. Камара плакал и, общаясь по телефону с Родиной, периодически выдавал весь свой небогатый словарный запас. Две фразы на русском: «Галямин - козёл! Миневич - козёл!». Впрочем, не буду отнимать хлеб у первоисточника.

ОККУЛЬТИСТЫ Edit

Наступила эра Саенко. Иван Васильевич, Эдуард Иванович, Алхас Алхасов. Прямо как в рекламном ролике Бонифация:

Три горячие мучачо

Вано, Диего и Хосе

По крутым пампасам скачут…

Их восторг переполнял, и каждый встречный узнавал их великие помыслы на благо воронежского футбола. По-моему экс-тренер сборной Ярцев, как-то сказал: «Блеск в глазах, как у пациентов клиники Кащенко». Лучшую аллегорию найти затруднительно.

Революционные преобразования сперва затронули тренировочный процесс. Для начала пытались научить правильно делать растяжку чемпиона страны в составе ЦСКА Дмитрия Кузнецова. Тот на вопрос: «Тянет мышцу?» - ответил кратко и ёмко. «Тянет! Домой отсюда на …», собрал вещи и уехал. Бесспорно, свежую струю тренировкам придавали боксёрские шлемы и тренер-каратист. Работаем в полный контакт! Молва о ноу-хау вмиг докатилась до Москвы. Администратора команды в ПФЛ встречали саркастически: «Из Воронежа? А почему не в шлеме?» Прыжки с деревьев, Гурбан Гурбанов на лыжах. Со стороны, наверное, это выглядело забавно. Настоящий шаман на ставке помощника президента клуба. После побед на сборах в Германии над второразрядными командами оберлиги нашёптывал: «Верной дорогой идёте, товарищи! Всех расчленим!»

Когда-то одержимые оккультными идеями руководители третьего рейха в поисках сверхчеловека отправляли целые экспедиции искать загадочную страну Шамбала. Саенко не были утопистами, они были практиками. Отдельно взятый клуб стал страной Шамбала, где собственноручно пытались слепить сверхфутболистов. Правда, любовь ко всему немецкому то и дело прорывалась наружу. Хотя бы в виде перекрашивания сине-белых клубных цветов в нацистский триколор: бело-красно-чёрный. Со временем, когда в Германии практически осел старейшина рода и там же оказался, бесспорно, талантливый Иван Саенко, корни любви хотя бы стали объяснимы. А тогда у многих вызывали удивление.

С такими разогретыми парнями на пятках - жди беды! Постепенно руки шалунов добрались до святого. Как заноза, свербила мысль о переименовании команды в ФК «Воронеж». К слову, вашему покорному слуге было милостиво предложено остаться на должности пресс-атташе. Озвучивать весь этот бред?! Увольте. Замена нашлась быстро. Через дорогу от офиса, в редакции газеты «Игрок». Под переименование любовно подготовили целую идеологическую базу. Дескать, в английской транскрипции «Факел» звучит не слишком благозвучно. Потрясали при этом иностранными газетами, где в таблице чемпионата стояло название «Воронеж». Периодически пикировавшиеся в Интернете с новоиспечённым президентом клуба болельщики резонно возражали, что в Южной Америке есть команда «Химнасия де Хухуй», болельщикам которой глубоко наплевать, какие ассоциации сиё название вызывает у русских. Мне же вспомнился художественный руководитель знаменитого ансамбля «Берёзка» Виктор Темнов. Много лет назад в руки случайно попала кассета с записями его песен. Небольшие зарисовки от увиденного во время кругосветных путешествий с гастролями. Был там такой куплет (идеоматические выражения заменяю):

Летим в Перу через Хухуй,

Страшась немного имени такого,

Но там нормальная земля

И люди там, как люди, глянь,

И вообще, всё не так уж по-хреновому.

Несмотря на митинг протеста, переименование состоялось. Хотя радикально настроенная часть фанатов обещала при случае отрезать Эдуарду Ивановичу то, что он периодически любил почёсывать во время пресс-конференций на глазах изумленных журналистов. Да и в целом журналистский пиар был на очень высоком художественном уровне. На страницах «Игрока», исключительно для приличия, за переименование «Факела» президента слегка журили. В остальном красной нитью проходила пугающе жизнеутверждающая мысль: слова в семье Саенко, как всегда не расходятся с делом и т.д. и т. п.

Весёлая семейка между тем игриво общалась с болельщиками: «Хотите обезьянку? Купим вам обезьянку». Как в цирке, ей-Богу. Из дубля московского «Спартака» был выписан Жерард Мукунку. Колоритнейший персонаж, скажу я вам. На заре его российской одиссеи кто-то из спартаковских доброхотов научил африканского гостя приветствовать людей в милицейской форме фразой: «Менты - козлы!». Как любит говорить Задорнов, - представили себе эту сцену? Офигевшие от такой наглости столичные стражи порядка для начала основательно помяли бока гастарбайтеру в околотке и лишь потом, разобравшись, позвонили в спартаковский офис. Администратор «Спартака» чуть не плакал, устав вытаскивать Мукунку из разнообразных пикантных ситуаций. Со временем, заматерев в суровой российской действительности, Жерард научился изыскано ругаться матом и сносно изъясняться. Как вам такой логический ряд в исполнении любвеобильного мачо: «Пока чёрный мадам дома, Мукунка под бочок к белой мадам». Однажды зимой вместе с юристом клуба Якушевым в Москве попал под перекрёстный телевизионный опрос. О, российские Антоны Верницкие, мастера телевизионных сюжетов! Только они могли додуматься спросить у Мукунку псевдоэкономическую белиберду типа: «По-вашему, влияет ли падение индекса Доу Джонса на реструктуризацию российского внешнего долга?». С минуту поморгав в телеобъектив, Жерард ответил честно: «Пи…ц, как холодно!»

Когда в клубе начались перебои с выплатой игрокам заработной платы, Мукунку умилял всех сотрудников офиса своими попытками взять Дондера на измор. Приводил свою супругу и очаровательных детишек (Мукунчиху и мукунчат), садился в кабинете Дондера и часами неотрывно, вожделенно смотрел на генерального директора. Наверное, молился каким-то своим Богам в надежде, что вот-вот изо рта Александра Соломоновича, как из банкомата, полезут стодолларовые купюры.

Удивительно, но, перелопачивая горы селекционной руды, Саенко удавалось обнаруживать самородки. Например, Алексея Иванова, Алексеева, да и того же Джорджевича. Впрочем, это были, скорее, исключения из правил. По большому счёту, агония «Факела» - пардон, ФК «Воронеж» - обещала быть скорой и практически безболезненной. Правда, достаточно шумной. Чего стоят хотя бы знаменитые уроки кикбоксинга, публично продемонстрированные кланом Саенко арбитру матча с липецким «Металлургом». Последовавшая дисквалификация стадиона вынудила проводить матч с «Химками» в Лисках. Это повлекло за собой массу организационных вопросов, от размещения команды гостей до соблюдения всех требований регламента во время проведения матча на самом стадионе. Для рекогносцировки на местности в Лиски был отравлен передовой отряд в лице Дондера и меня. Вообще-то, со времен появления «Локомотива» во втором дивизионе, в Лисках я был частым гостем. Любил приезжать в этот уютный, ухоженный город, где на футбол, как на праздник, ходили всей семьёй. Всегда восхищался высоким уровнем организации матчей, теплой, доброжелательной атмосферой на трибунах и приблизительно представлял, что нас ожидает.

Действительность даже превзошла самые радужные ожидания. Фактически всю планёрку глава районной администрации Виктор Владимирович Шевцов посвятил организации предстоящего футбольного матча: «Для нас большая честь принять на своём поле любимую команду. Давайте не ударим лицом в грязь». Образно говоря, на уши были поставлены все городские службы. Команду гостей определили разместить в санатории «Родон».Для болельщиков из Воронежа предусмотрели дополнительную электричку, для местных - дополнительные автобусы от стадиона. Учитывалась любая мелочь, от организации питания на арене до культурно-массовой программы. Главврач санатория имени Цурюпы, страстный болельщик «Факела», учредил приз лучшему игроку и приютил команду в день игры. Глядя на всё это, я лишь укрепился во мнении: будь Шевцов главой области, «Факел» из элиты никогда бы не вылетел. Тем не менее, при всём радушии хозяев, инфраструктура самого стадиона требовала устранения недостатков. Ту же приличную мебель для судейской комнаты и хотя бы гостевой раздевалки срочно требовалась закупать. Курировавшие нас молодые ребята из лискинского спорткомитета и рады были помочь, но всё упиралось в деньги. Как ковбои в американских вестернах стреляют по делу и без дела из кольта в воздух, так и Дондер направо и налево палил словесными финансовыми гарантиями. Договаривайтесь о кредите, привозите, устанавливайте, со дня на день переведу вам на расчётный счёт тысяч тридцать. При этом для пущей убедительности импозантно шевелил усами. Ребята клюнули. Немудрено. В первый раз перед обаянием Дондера сложно устоять.

Полгода спустя, приехав в Лиски на матч «Локомотива», я встретил парней из спорткомитета. Они были печальны и безутешны, как молодая вдова. Робко просили напомнить Дондеру о данных им ранее обещаниях. Отблагодарить людей за гостеприимство и радушие банальным «кидаловом»?! По приезде в Воронеж я напомнил, как потом напоминал ещё неоднократно. Правда, всякий раз, когда я заводил разговор на тему долга перед лискинцами, Александр Соломонович вдруг грустнел, ссылался на Саенко, переводил все проблемы в плоскость сугубо философскую и, томно затягиваясь сигаретой, мечтательно смотрел поверх меня куда-то вдаль. «И привиделись ему грудастые саксофонистки и умопомрачительно дорогие оранжевые кальсоны…».

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.