FANDOM


Влад СЕМЕНОВ. БЛЕСК И НИЩЕТА «ФАКЕЛА», ч.2 Edit

ПО НАПРАВЛЕНИЮ К «ВЫШКЕ» Edit

Калининград. Собор и могила Канта, булыжные мостовые. Типично немецкий, чуть даже патриархальный интеллигентный город. Город, в который невозможно не влюбиться. И Гурбанов, и Булатов, позже Горбачёв, Саная признавались, что, играя за «Балтику», прикипели к этому городу душой. Тапёр в скромном ресторане гостиницы, куда многие калининградцы приходили просто послушать, как он играет.

Времени практически не было, но, несмотря на проливной дождь, мы с оператором 4 канала Эдуардом Шаповаловым на маршрутке успели съездить в Светлогорск. Вдоль узкой дороги, настолько узкой, что машины не могли разъехаться, не пропустив друг друга, как по линейке были высажены деревья, на которых то и дело виднелись венки. Пять минут постояли на пустынном берегу у холодного, по осеннему сурового Балтийского моря. Промозглая погода прогнала с пляжа всех, даже продавцов янтарных безделушек.

Стадион, построенный немцами, с крышей над трибуной был забит под завязку. В этом матче на карту поставлено всё. Тот кто проигрывал, фактически выбывал из борьбы за две путёвки в высшую лигу. «Балтике» победа вообще была нужна как воздух.

Бухгалтер Коля Бичёв, который оплачивал стоянку самолёта в аэропорту и опоздал к началу матча, рассказал мне, что по дороге на стадион он поразился. Город как будто вымер. И в автобусе, и в такси, и в магазине приёмники были настроены на футбольную волну. Те, кто не смог попасть на стадион, с надеждой слушали радиорепортаж. Помню, мы сидели на каменных ступеньках стадиона (свободных мест не было априори) и тряслись совсем не от холода. Нервы, как гитарная струна. Ответный гол Сергея Булатова, после филигранного, как росчерк пера, паса Коваленко. Зажигательный танец нашего форварда и циничные аплодисменты в адрес донимавших его весь матч трибун, которыми он наградил публику, прежде чем попасть в объятия Нененко.

После игры радость 30 человек и безутешное горе многих тысяч калининградцев. Робкие просьбы у автобуса «Факела»: «Ну вы хоть «Анжи» обыграйте, пожалуйста!» Слёзы в глазах, опустошение и отчаянье на лицах. Конец великой команды под дождливым осенним небом. Небом, которое равнодушно к падению фаворитов.

Тюмень - столица деревень. Ещё перед поездкой Булатов сказал: «Единственная достопримечательность - пятизвёздочный «Кволити-отель». Действительность превзошла все ожидания. Нефтяники не поскупились и на нефтедоллары отгрохали шикарный оазис великолепия - как шхуна, возвышавшаяся в море серых трущоб. В той же гостинице поселился полпред саратовского «Сокола», вице-президент клуба сириец Адель-Саид. Или просто доктор Адель, как его звали в футбольных кругах. Фактически весь сезон он «сопровождал» «Факел» на выезде. С неизменным чемоданом долларов в руке. «Заряжал» наших соперников так, что, даже если бы и захотел «Факел» с кем-нибудь договориться, после визита Аделя это было нереально. На своём специфическом фронте сириец сражался до последнего патрона. Точнее, до последней пачки долларов.

Подкрепление у «Факела» было немногочисленным, но тоже дорогого стоило. В Тюмень приехали болельщики. «Старики» Андрей Картавцев (ЦСКовец) и Димон прибыли на поезде, считая сутки и названия заснеженных станций за окном: Тайга, Юрга... Молодой авангард в лице «Физика», «Дракона» и ещё кого-то, при наличии отсутствия денежных средств, выбрали совершенно спартанский способ передвижения «на собаках» и товарняках. По прибытии на промежуточную станцию (впереди ведь ещё только манил огнями город Томск) вид они имели соответствующий.

Чудом удалось уговорить сурового секьюрити на входе в отель и протащить бойцов на ночёвку. (Тем временем ветераны фан-движения остановились в маленькой гостинице по соседству - простенько и со вкусом.)

Кровом поделился добрая душа - Эдик Шаповалов, живший один в номере. Утром, совершив омовение и придав внешнему облику благообразный вид, пилигримы вынуждены были покинуть стены отеля. Мы смотрели в окно, как их уходящие фигурки скрываются в суровой сибирской метели, и сердце щемило. Зашедший в гости Андрей Картавцев к месту процитировал классика:

И пошли они, солнцем палимые

И покуда я видеть их мог

С непокрытыми шли головами.

Горим 0:2 к перерыву. Широкая улыбка доктора Аделя, выходящего из тюменской раздевалки. 0:3... Потом началось что-то невероятное. Остервенелые рейды по флангу и угловые в исполнении Гены Дзюбенко. Серёга Расстегаев, приходящий на каждый корнер и сметающий на своём пути всех и вся. Гол Гурбана. И Юра Шишкин, рванувший из-за ворот в сектор к воронежским фанатам, своими огромными ручищами во вратарских перчатках хлопающий в такт скандированию: «Вперёд, наш «Факел», мы с тобой!» и сорвавший голос. От такого тюменские болельщики просто офигели. Как забыть эту победу - 4:3?! Срывающийся голос Дробышевского, вещавшего на «Радио 101», и с трудом подавляемое желание прыгнуть с балкона стадиона, с высоты третьего этажа. Туда, где на бровке в груде измождённых, но счастливых тел чуть на радостях не смяли Батищева и Нененко.

После матча вечером в гостиницу шёл посеревший и осунувшийся доктор Адель. В одной руке нёс свой неизменный кейс, а по другую вёл длинноногую девушку «товарного» вида. Проходя мимо стоявших у входа воронежских болельщиков, нашёл в себе силы процедить сквозь зубы: «Поздравляю».

4 ноября. «Факел» - «Анжи Махачкала». Финал-апофеоз. Дмитрий Туманов, тогда корреспондент «Спорт-Экспресса», а ныне редактор отдела футбола газеты «Советский спорт», признался, что когда под дирижирование Бобра «Восток» запел: «Это есть наш последний, и решительный бой» у него мурашки побежали по коже (идею Бобру подсказал Юрий Рогулькин). Людей было столько, что невозможно было понять, как они пробираются на свои места. Даже на ступеньках не было сантиметра пространства. Именно после этого матча пришлось, к сожалению, отменить бесплатный вход на стадион для женщин и детей: до Ходынки было рукой подать. Помню, с трудом удалось вырвать из толпы, пытавшейся взять на приступ служебный вход, Абаджяна и Минаева. А горячие кавказские парни тщётно пытались всучить контролёрам «штуку» за двоих, лишь бы их пропустили на матч года.

Много слухов вокруг этого матча. Комментировать их дело неблагодарное, если не располагаешь фактами. Вроде бы «Сокол» предлагал Махачкале бешеные деньги за победу в Воронеже. А те, как невеста на выданье, ждали контрпредложения. Кто больше даст. Якобы шли какие-то переговоры о ничейном результате. Да только в памяти болельщиков оскоминой сидел спектакль, разыгранный Савченковым и Ирхиным за три года до этого, в игре «Факела» с Тюменью. И, увидев небывалый ажиотаж вокруг матча, Нененко сказал Гаджиеву: «Играем честно!» И обыграл, жутко расстроив Муслимыча и его джигитов, оставшихся при своих. По отношению к воронежским болельщикам поступок бесспорно порядочный. По отношению к Гаджиеву... Ещё Роберт де Ниро в фильме «Схватка» говорил: «Когда идёт дождь, можно промокнуть».

Потом, после заключительного матча с Астраханью, - шикарный фейерверк, тысячи самодельных факелов на трибунах, беснующиеся вместе с игроками «Дракон», «Физик» и К. Они выстрадали эту победу вместе с футболистами. Круг почёта и шикарный видеоклип Эдуарда Шаповалова, где в кадре - абсолютное счастье людей, эмоции, равных которым, возможно, не было и после победы годом позже над «Спартаком». И бог весть откуда взявшаяся сова в ноябрьском небе над стадионом.

Вечер чествования команды получился несколько скомканным. Вместе с Рогулькиным, Кустовым и Чувардиным мы написали душевный сценарий. Но, как всегда бывает в дни побед, появилось много желающих порулить процессом. Режиссеры-постановщики едва не загубили хорошее дело. Впрочем, были и яркие, незабываемые моменты. Фильм «Сезон сбывшихся надежд», приглашение вдовы Анатолия Полосина и прекрасная пронзительная песня, которую написал Александр Чувардин и посвятил великому болельщику Степану Иосифовичу Батраченко. Исполнив песню, он спустился в зал со сцены, с букетом роз, и у многих на глазах навернулись слезы. К сожалению, так и не удалось сказать со сцены слова благодарности в адрес отца-основателя «Факела» Виктора Николаевича Скачилова. Я добивался этого, как мог, но мог, увы, не многое. Батищев, учитывая не простые отношения Скачилова и Муштакова, констатировал: «Не надо. Вячеслав Михайлович обидится».

В НОВИЧКАХ Edit

Год 2000. Неизменная ротация состава. Ушли люди, честно выполнившие свою работу. Со многими, правда, ушла в небытиё какая-то аура несгибаемой силы духа. Как, например, с Юрием Шишкиным (ныне тренером вратарей самарских «Крыльев»). Вот кого нужно было пытаться оставить в команде хотя бы на тренерской должности! Были потери серьёзные и не очень. Так, несмотря на клятвенные заявления в патриотизме, в очередной раз отправился «покорять» Москву Щёголев. Тем временем Заложных вёл тяжёлые и продолжительные бои на селекционном фронте. Помню, радовался как ребёнок, когда удалось за копейки вырвать у «Балтики» Виталия Сафронова. Говорил: «Влад, я такого игрочище привёз. Сам увидишь». Увидел. Лучшего бомбардира «Факела» да и «Труда» за всю историю выступлений в высшей лиге. Ставший любимцем болельщиков Сафронов на футбольном поле выкладывался без остатка. А на трибунах уважительно говорили: «У Виталика два сердца». Пришли Горбачёв, Зазулин, техничный и быстрый, но не забивной Юминов, один из покорителей «Барселоны» экс-армеец Александр Гришин, с внешностью богемного художника и визуально казавшимся избыточным весом. Диагоналями метров на тридцать как рукой мячи забрасывал, меняя направления атак. В рамке - лебединая песня Гончарова. По большому счёту, нигде впоследствии этот голкипер не заиграл. С юмором у Димы был полный порядок. Как у всех москвичей. Помню, наблюдая, как молодая официантка в гостиничном ресторане судорожно мечется между столиками, подсчитывая порции, Гончаров изрёк: «Этому дала! Этому дала! У этого стоит...»

В общем, будущее команды в высшей лиге пусть и не внушало особый оптимизм, но и опасений уж точно не вызывало. Тем не менее, рубка за каждый сантиметр поля, скорость мышления и исполнения от первой лиги отличались, как небо от земли. Много всего вместил тот памятный сезон.

Красивая, выстраданная победа в домашнем матче над ЦСКА и не менее запоминающиеся, драматичные события вокруг поля. Когда под напором разбушевавшихся армейских фанатов с Северной трибуны гроздьями посыпались сотрудники милиции, зам. начальника УВД Сергей Пашнев на практике применил в стране ещё одно воронежское ноу-хау. Первая премия в номинации: «Я коней напою». Из брандспойтов пожарных машин.

В Москве на легендарной арене в Петровском парке «Факел» полностью переиграл «Динамо». На мой взгляд, лучший по качеству игры выездной матч в исполнении команды Нененко. Красивые кружевные комбинации, «спартаковские» стеночки и забегания, бенефис Игоря Захарова на правом фланге. В центре поля Сёмин играл, как Бог. Раз за разом своими умными пасами-конфетками словно ножом масло разрезал оборону бело-голубых. Эх, если бы не два шальных, абсолютно нелогичных гола Ролана Гусева, не унести динамовцам ноги! Так близка была первая в истории победа в Москве в высшей лиге! Савик Шустер на НТВ сравнил «Факел» с испанской «Валенсией». А после матча у автобуса «Факела» одна из болельщиц, представительница воронежской диаспоры в Москве, крикнула президенту клуба: «Юрий Михайлович! Поздравляю!» Батищев лишь развёл руками: «С чем? Ведь не выиграли же...» В ответ услышал: «Зато теперь Москва знает, что такое «Факел!».

Мне же игра запомнилась ещё и тем, что пришлось вести свой первый репортаж на «Радио 101»: у Александра Павловича Дробышевского на родине в Белоруссии умерла мама, и он прямо из гостиницы пред игрой уехал на похороны.

Приходилось получать и звонкие оплеухи. В Махачкале тактически подкованный и отменно готовый физически «Анжи» раскатал нас 4:0. То и дело менялись флангами Агаларов и Сирхаев, впереди блистал «Пейджер» - Ранджелович...

В Питере «Факел» вообще разорвали в клочья. Прощальный матч Панова перед отъездом в «Сент-Этьен». Помню, после провала 0:5 я иронично писал в отчёте о матче, что киевско-спартаковским сплавом (а именно так, восторженно, отзывался об игре «Факела» корреспондент журнала «СЭ-Футбол» Дмитрий Туманов) и не пахнет. Точнее, «киевской» составляющей, подразумевавшей мощную фланговую игру, мгновенный переход от обороны в атаку, прессинг и отменную физическую готовность. А все эти кружева и мелкий перепас в центре поля эстетичны, но не практичны, если попадаешь под хорошо отлаженную игровую машину. С «Зенитом» как раз и попали под такой каток. Нененко обиделся.

Тем временем стало очевидно, что команде банально не хватает «физики», а в чём-то и свежих идей.

Заложных убедил руководство клуба пригласить из Брянска Игоря Белановича (возглавляемое им «Динамо» было в тот момент одним из лидеров во второй лиге). Яркого представителя «киевской школы», концепцию которого очень ёмко обрисовал один из игроков лискинского «Локомотива»: никакой возни дыр-дыр в центре поля, «встали на рельсы» и поехали. Тренировки «Факела» стали другими - и по динамике, и по направленности. Команда стала «на ходу», говоря футбольным сленгом. То, что Беланович - бесспорно, талантливый специалист, он впоследствии успешно доказывал в брянском «Динамо», которое вывел в первую лигу. И закрепился там, имея под рукой материал уровня КФК. Похоже, именно с приходом Белановича на пост второго тренера в «Орёл» связана впечатляющая победная серия команды Шелеста на финише прошлогоднего первенства.

НАЧАЛО КОНЦА Edit

После дозаявочной компании из команды уволили тренера-селекционера Александра Заложных. Перед изложением подробностей позволю себе небольшое лирическое отступление.

Во многих бюджетных командах, и это не секрет, в штате присутствуют так называемые «пассажиры». Родственники либо друзья по партийно-комсомольской линии нынешней номенклатурной бизнес-элиты из областной администрации, как правило, на хороших должностях и сытых окладах. А то что, «фишки» во время тренировки не могут правильно расставить на футбольном поле, это не беда. В Воронеже наличие таковых -явление строго обязательное. Один из таких «шептунов» побежал наверх жаловаться на Заложных. Мол, игроков привозит не тех, что нужно. Да ещё и деньги с них берёт за трудоустройство. Вообще-то и до «Факела», и после Петрович многим игрокам помогал как агент. Обладал редким даром предчувствия, впишется ли данный футболист в концепцию командной игры. К нему многие и сейчас продолжают обращаться за помощью. Кто-то естественно благодарил, как благодарят своего врача выздоравливающие пациенты, тут уж дело сугубо добровольное и зависит от внутреннего воспитания.

Криминала в таких «души прекрасных порывах», учитывая , что получал Заложных в «Факеле», как и весь обслуживающий персонал, жалкие гроши, не было никакого. Тем не менее, сверху последовала команда: «Убрать!». Дробышевский, который постоянно ездил с командой на выезды и незашоренным взглядом мог оценить профессионализм каждого, был в шоке: «Как можно было увольнять этого доброго увальня, славного весёлого человека? Я слишком поздно узнал, я бы пошёл к Голиусову и не допустил...». Но было поздно. Мог ли отстоять Заложных главный тренер команды? Учитывая тёплые отношения Нененко с первым лицом области - бесспорно. Своих вообще-то не сдают. Нененко сдал, а почему - стало ясно позднее.

Я курил на крыльце офиса. Петрович шёл к машине в тренировочном костюме с надписью «Факел» Воронеж» на спине. Своей неизменной, слегка вразвалочку, походкой, чуть осунувшись, держа в руках трудовую книжку. У меня, человека отнюдь не сентиментального, предательски застрял комок в горле.

Батищев, надо отдать ему должное, «шептуну» Петровича не простил. Он вообще терпеть не мог блатных, а приходилось. Значительно позже, на одной из планёрок вкрадчиво, почти ласково поинтересовался у Муштакова: «Вячеслав Михайлович, вы когда будете в областной администрации в приёмной у такого-то?». А затем, перейдя на рёв, добавил: «Вот возьмите с собой за руку товарища С., отведите его в приёмную, и оставьте его там на…!».

В августе 2000 многие впали в эйфорию. В Воронеже был повержен «Спартак». Даже корреспондент «Спорт-Экспресса» Анфиногентов, ошалев от увиденной игры, обрамлявших её шоу парашютистов, байкеров и фейерверка, всеобщего ликования и народного гуляния на улицах города, на первой полосе газеты выдал «шапку»: «Как на Елисейских полях!». Гол забил Юрий Шуканов - последний, кого успел привезти в «Факел» Заложных. На пресс-конференции после матча Нененко озвучил мысль о двух сбывшихся мечтах: вывести «Факел» в высшую лигу и обыграть «Спартак». Мечты оказались слишком приземленными. Ведь ещё классики говорили: «Проси невозможного - получишь многое». Тем не менее, Остапа понесло… Валерий Георгиевич, оторвался от земли.

Как человек ярко окрашенный, он, конечно, по-своему привлекателен. Вот только любит вокруг себя рабов. Тех, кто, обняв планшет, десять раз уточнит распорядок дня, услужливо заглядывая в глаза великому «коучу». Тех, кто сойдётся чуть ли не в рукопашную с нападающим Сергеем Булатовым в холле базы команды во время просмотра игроками матча еврокубков. «Георгич сказал: в 23:00 отбой!». Из-за пятнадцати минут было устроено шоу с отбиранием пульта от телевизора… Тот, кто отстаивает своё мнение, не только нежелателен, но и крайне опасен. С метафорой «двум медведям в одной берлоге делать нечего» из команды убрали Белановича. Оказывается, в тот момент, когда Заложных настоял на приглашении Белановича, Валерия Георгиевича озарила мыслишка, что его банально подсиживают. Всем спасибо, все свободны, хей, хей! Причём всё скрывалось за сакраментальной формулировкой «по семейным обстоятельствам». Зачем обывателям знать, что и в нашей семье происходят эти мещанские катаклизмы?

Ещё одно, сугубо воронежское изобретение, к которому Нененко вместе с финансовым гением Чуйко и Батищевым приложил руку. Экономия фонда заработной платы. Сытые премиальные себе и игрокам. Все остальные - мусор. Наверное, руководствовались фразой Олеси Судзиловской из фильма «Мусорщик»: «Самое главное и правильное, быть счастливым самому. Здесь и сейчас, а всё остальное - не важно!» Интересно, когда выписывали себе премиальные за победу над «Спартаком», не дрогнула ли рука вождей в ведомости напротив фамилии Владимира Черных? Данилыч, или, как звали его болельщики, «Борода», водитель командного автобуса. Четверть века вкалывающий для «Факела», днём и ночью кого-нибудь отвозил, встречал, провожал, лёжа на земле, ремонтировал автобус…

Пока едины, мы непобедимы? Если игроки, видя, как работает массажист команды, и, зная, сколько он за это получает, скидываются и покупают человеку скромный автомобиль российского производства, нормальным руководителям должно быть унизительно стыдно.

В августе умер бывший администратор «Факела» Андрей Ликонцев. Я просил перед матчем объявить минуту молчания. Нененко сослался на плохую примету: мол, объявляли минуту молчания о погибших моряках подводной лодки «Курск» и не выиграли. Потом что-то мямлил на пресс-конференции, что команда посвящает победу памяти Андрея. Да только кто об этом слышал, и кто об этом написал?

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.