FANDOM


Влад СЕМЕНОВ. БЛЕСК И НИЩЕТА «ФАКЕЛА», ч.1 Edit

Откровенно говоря, нет большого желания ворошить прошлое. Потому что предмет спора отсутствует как таковой. Воронежский футбол - в коме. Болен давно и, увы, безнадёжно. Попытки облучения его метастаз ничего, кроме раздражения, у болельщиков не вызывают. Болельщики голосуют ногами. Красавец стадион, трибуны которого помнят аншлаги, привечает сегодня 3-4 тысяч романтиков, которые на чудо уже не уповают, приходят в силу привычки и смотрят на жалкое подобие игры в исполнении команды, которая стала игрушкой в руках властей. Как чемодан без ручки: нести тяжело, а бросить жалко. Умирает не только «Факел», но и весь провинциальный российский футбол (http://smotrisport.tv/event/ ).

Память - жестокая вещь. «Если слишком часто оглядываться назад, можно споткнуться и упасть» (Ремарк). Но воспоминания о годах расцвета «Факела», о коротком триумфе на рубеже веков, когда команда впервые в истории воронежского футбола сумела задержаться в высшей лиге, стереть из памяти не получается. И если кому-нибудь в обозримом будущем удастся хотя бы повторить результат сезонов 1999-2000, я первым сниму перед ним шляпу.

«ТЫ ПОМНИШЬ, КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ?» Edit

Холодный ноябрь 1998 года. По заснеженной трассе из Смоленска мчится в Воронеж Валерий Нененко на встречу с только что назначенным президентом клуба Юрием Батищевым. Эту встречу организовал болельщик со стажем, талантливый журналист по призванию Юрий Рогулькин. Последний романтик. Человек, свято веривший в воронежский футбол без грязи. Периодически досаждавший Дондеру, Муштакову и К своими острыми статьями. Вместе со старейшим болельщиком Михаилом Лавских (для фанатов - дядя Миша) и председателем фанклуба Валерием Кустовым он всё пытался добиться справедливости во властных кабинетах. Энциклопедически точно, на зависть иным историкам, он мог изложить перипетии любого матча на воронежском стадионе, начиная с 50-х годов. А любовь и безграничную заботу о славных ветеранах воронежского футбола, пронёс с собой через всю жизнь. Именно благодаря усилиям Рогулькина сложился уникальный и в чём-то противоречивый тандем Батищев-Нененко.

Со временем об этом человеке благополучно забыли. «Мавр сделал своё дело, мавр может уходить». И лишь некое чувство - нет, не благодарности (для Воронежа, это, как правило, нонсенс), - а некой стыдливости впоследствии не позволяло большим дядям окончательно отмахнуться от Рогулькина, как от назойливой мухи, когда он добивался материальной помощи легендарным Андронникову, Иванову, вдове Юрия Короткова и многим, многим другим. Впервые за долгие годы «Факел» перестал быть Иваном, не помнящим родства, а люди, ковавшие славу и историю воронежского футбола, почувствовали, что они хоть кому-то нужны.

Почти сразу же к тандему примкнул назначенный генеральным директором Григорий Чуйко. Прыткий молодой человек. Шустрил по заготсырью. Щедрый безмерно, как все финансисты. Чтобы подписать какую-нибудь бумажку, очередь в его кабинет выстраивалась, как в иные времена в Мавзолей, и начиналась на проспекте Труда. Бог Солнца Ра, он светил, но редко кого согревал. Испытывал чувство глубокого удовлетворения, когда при подписании трудового соглашения, допустим, с кучером лошадки, бесплатно катавшей детишек по беговым дорожкам стадиона в перерыве футбольных матчей, ему удавалось сбить цифру со 175 до 160 рублей. Сетования типа «Овёс нынче дорог!» отметались бессмертным: «От мёртвого осла уши. Получишь у Пушкина.» При этом ничего личного. Только бизнес.

Всегда общался с нужными людьми. Кто при всех режимах у кормила. Потому и сейчас при деле и преуспевает. С прочими общался тоже охотно - до той поры, пока они были хоть чем-нибудь полезны.

Аналогичный же подход к людям внушал Батищеву оставленный до пенсии в качестве священной коровы Вячеслав Муштаков. Прав был герой комедии «Менялы» Бабаскин в исполнении Владимира Ильина: «Они все стратеги гениальные. А в исполнители дураков ищут. И, что характерно, ведь находят, сволочи!»

Впрочем, довольно лирики. Мифический золотой дождь, которым некоторые пытаются объяснить феномен успеха «Факела» тех лет, на головы игроков из окон областной администрации отнюдь не сыпался. Была поддержка, понимание, но не более того. Во всяком случае, поначалу.

Нужно было срочно искать деньги на комплектование команды, погашение долгов, оставленных предшественниками, на сборы. Тогда ещё существовали льготы предприятиям, финансировавшим спорт, и такие понятия, как векселя, взаимозачеты. Дело своё Чуйко знал туго, и вместе с Батищевым целыми днями они мотались по предприятиям. Встречались с руководителями, просили, убеждали, разрабатывали схемы финансирования. Эта работа, тяжёлая и неблагодарная, со временем дала эффект. Но на первые сборы Батищев и Чуйко занимали деньги у друзей, родственников и знакомых.

Воистину можно позавидовать господину Дондеру, который в одном из недавних интервью основной своей задачей как генерального директора обозначил банковское кредитование под гарантии областной администрации. Ну не работа, а просто мечта поэта. За пару штук «зелёных» в месяц. Логический ряд: фильм Алова и Наумова «Бег», улицы Константинополя и генерал Чарнота (Михаил Ульянов), крутящий шарманку и продающий самодельные фигурки со словами: «Не бьются, не ломаются, а только кувыркаются.»

Но вернемся к той команде. Комплектованием ее занялся приехавший из Смоленска вместе с Нененко тренер-селекционер Александр Заложных. К слову, наш земляк. В своё время именно он вместе с Корнеем Шперлингом по крупицам собирал калининградскую «Балтику», которая три сезона подряд, пока не сменилась власть в регионе, наводила шорох в высшей лиге. Ни до него, ни после никто в «Факеле» столь скрупулезно и профессионально селекцией не занимался, и вклад этого человека, болельщикам мало известного, неоценим в дальнейшем успехе команды.

Разгребать ему пришлось те ещё «авгиевы конюшни». Брэнд Дондер-Муштаков прочно закрепил за Воронежем славу футбольной помойки: хроническое невыполнение условий контрактов, долги перед всеми, включая судей, и весьма туманные чисто спортивные перспективы. А отношения между руководством клуба и игроками насчет зарплаты выстроены в диапазоне от одесского: «Приходи позавчера» до «Ах, деньги! Забыл снять с текущего счёта. Тише, дурак! Сказал, завтра, значит, завтра».

Тем не менее, Заложных удалось почти невозможное. Под девизом «Подешевле, но получше» он собрал игроков, не только подходящих под концепцию техничного, комбинационного футбола, проповедуемого Нененко, но и на редкость порядочных по своим человеческим качествам. Во всяком случае, по отношению к воронежским болельщикам. Некоторые игроки задержались в «Факеле», иные промелькнули как метеор. Но вот парадокс: прекрасно сознавая, что стоит команде шагнуть в элиту российского футбола, и в их услугах по уровню мастерства вряд ли будут нуждаться, они костьми ложились на поле. Виной всему, наверное, обратная связь, которая потихоньку формировалась между заполненными трибунами и теми, кто бился на зелёном газоне. Формировалась постепенно и благодаря таким вот, например моментам.

Гурбан Гурбанов (ныне спортивный директор бакинского «Интера») со сломанной ногой приехал на «Радио 101», чтобы в футбольной программе ответить на вопросы и пообщаться с болельщиками. Лифт, как назло, сломался и на десятый этаж в студию он прыгал по лестнице на одной ноге, на костылях. Он знал: его ждут у приёмников тысячи людей.

Кто вспомнит их - Марцуна, Коваленко, Дзюбенко, Сашу Кудряшова… Это ему в последнем матче сезона с Астраханью вратарь Юрий Шишкин кричал из-за ворот: «Железяка! Выбей в аут! В аут, только не обводи!» Варяги сделали больше, чем иные местные патриоты, некоторые из которых до сих пор крутят шарманку на футбольном поле и кичатся верностью клубу.

Сергей Расстегаев. В прошлом сезоне один из тренеров «Искры» Энгельс. Тоже яркая, неординарная личность, как, впрочем, и его жена Леля Величковская. Она вела программу «33 коровы» на радио «Европа плюс» - сначала в Саратове, а потом и в Воронеже. В одной из местных газет дала нашумевшее интервью. Достаточно нелицеприятно отзывалась о воронежском менталитете, нравах, отношениях между людьми. Обидное, но справедливое по своей сути.

Всё складывалось, как мозаика, - постепенно и кропотливо. Руководство клуба - игроки - болельщики. На первых порах равносторонний треугольник. По приказу Батищева зарплату игрокам, вернувшимся со сборов, привозили прямо в аэропорт, чтобы иногородние футболисты могли, не заезжая в клуб, быстрее добраться домой, к семьям. Для болельщиков впервые за многие годы была организована встреча с командой. Готовили её отчасти сами болельщики (в частности, тот же Юрий Рогулькин принял живейшее участие в написании сценария), и тогда ещё никто не рвался редактировать сценарий и рулить процессом, так что получилась она, пожалуй, самой душевной из всех состоявшихся. Игорь Провольнев в архивах ВГРТК чудом откопал фильм Владимира Затонского о сезоне 84 года и кубковой победе над «Спартаком». Вручение именных футболок, напутствие болельщиков-ветеранов… Случайно оказавшийся на вечере фанат из Киева оценил встречу так: «Круче, чем у нас» Динамо» с чемпионством поздравляли». Сергей Булатов, новичок команды, рассказывал потом, как его потрясла история о слепом болельщике Степане Батраченко.

Были ночные программы на «Радио 101» c оперативной информацией о результатах контрольных игр и изменениях в составе, которые вели Олег Гончаров и Андрей Желтоухов. По прошествии времени - футбольная программа «Офсайд» на радио «Борнео» с Михаилом Сергеевым. Неугомонный Виктор Старцев («4 канал - мы работаем для вас!»). Лучшие в стране справочники по итогам конкурса РФС. Футбольные программки к матчам - постоянно в призёрах. Их составляли патриарх журналистики Сергей Погребенченко, а также Александр Гудков и Юрий Рогулькин. Впервые цветные абонементы и яркие красочные входные билеты на футбол. Шикарный перекидной календарь с фотографиями талантливого Владимира Походаева. В РФС его показывали другим как пример. А сколько своих снимков Походаев раздарил игрокам!

Да, а ещё, как любил повторять известный телеведущий ельцинской эпохи Николай Сванидзе, - «Президент сделал сильный ход»: Батищев объявил бесплатным вход на первый календарный матч, а для женщин и детей - в течении всего сезона. Помимо достойного футбола в исполнении «Факела», на стадионе было ещё на что посмотреть. Первый в стране говорящий талисман команды «Бобёр» в исполнении актёра театра кукол Александра Чувардина, шоу парашютистов и байкеров, всевозможные конкурсы для болельщиков, в том числе, на лучшую песню о «Факеле» ( до сих пор диск с футбольными гимнами, записанными известным клипмейкером Бонифацием, крутят на стадионе), салюты в дни побед. Рогулькин рассказывал, как один тяжело больной, убеленный сединами болельщик, живший на Левом берегу, в дни игр «Факела» вглядывался вдаль из окна своей квартиры с надеждой увидеть салют в небе над стадионом. Так он узнавал, выиграла ли любимая команда. Пётр Подгородецкий из группы «Машина времени» и лидер «Чайфа» Владимир Шахрин, побывав на матче с «Балтикой» на Восточной трибуне, и устав подсчитывать «волны», гулявшие по трибунам после игры, высказались кратко: «Это чума!», Гол-красавец со штрафного в исполнении Сергея Булатова. Элегантно, щёчкой, поправляя причёску стоящим в стенке. В самую «девятину». Сколько таких он положит в том сезоне!

Постепенно на футбол стали ходить семьями. В далёком 99-м состоялось в Воронеже то, чего упорно до сих пор пытаются достичь во многих других клубах. Например, генеральный менеджер ФК «Москва» Юрий Белоус со всевозможными акциями вроде «Приведи маму на стадион» и т.д. Жеманный экс-президент самарских «Крыльев» Герман Ткаченко в каждом интервью примеряет на себя венок первооткрывателя околофутбольных шоу в стране. Мальчишка с грязным пузом! В 2000 году из динамиков самарского стадиона звучала фонограмма Маши Распутиной. Вот и всё, с позволения сказать, «шоу». А в Питере тогда ещё даже не приступали к строительству своего знаменитого «паровозика».

Со временем всё лучшее было срисовано другими клубами у Воронежа, как под копирку. Любопытный феномен: «Факел» стал визитной карточкой области при полном отсутствии пиара. Вернее, пиар был - резко негативный. Корреспонденты газеты «Игрок» и их единомышленники с приходом нового руководства клуба оказались отрезанными от многолетней синекуры. А посему о хорошем писали либо сквозь зубы, либо вообще ничего. Любую неудачу рассматривали через увеличительное стекло. Знакомый болельщик называл таких ласково и ёмко: «Петушня!». Наивные люди. Всё считают болельщиков быдлом. В последующие славные для них времена правления Саенко, да и позже, когда столы по-прежнему накрывались, а мэтры журналистского цеха могли отведать форшмак из селёдки и красную икорку под «зубровку», они внушали народу, что всё в клубе «о'кей» и на стадион надо идти толпами. Думали, «пипл схавает». Не хавает, вот уже пять лет...

Между тем, рубка за две путёвки в «вышку» в том памятном сезоне была ещё та. Явные и теневые фавориты. Денежные мешки и те, кто пытался доказать, что многое в футболе зависит и от самой игры.

Саратовский «Сокол», скупавший всех и всё на своём пути. Детище губернатора Аяцкова шло к цели, не стесняясь в выборе средств. Казалось, их не остановить.

Тульский «Арсенал» эксцентричного Евгения Кучеревского и его кудесники с пляжей «Копакабаны». Весной, накануне матча тульского «Арсенала» с «Факелом», несмотря на просьбы провести тренировку на другом стадионе, дабы поберечь ещё неокрепшую траву основного поля, Кучеревский перелез со своими бойцами через закрытые ворота арены, изрядно перепахав газон. Бедный Владимир Андроникович или просто «Андроникыч», много лет травинку к травинке лелеющий поле, а недавно попавший на стадионе профсоюзов под сокращение штатов (?!), хватался за сердце. Правда, Кучеревскому такой демарш не помог. Раскатали его в Воронеже, да и в «вышку», как через забор, перебраться не удалось.

«Торпедо-ЗИЛ» обаятельного Бориса Игнатьева. Мигом влюбил в себя воронежских болельщиков, присутствовавших на тренировке его команды перед матчем с «Факелом». Долго общался с народом. Минимум звёздности и природная интеллигентность.

Калининградская «Балтика». Два равноценных звёздных состава. Саная, Фёдоров, Горбачёв, Самойлов, братья Аджинджалы, Сафронов, Федьков, Щацких и т.д. Игровая машина. Впоследствии на костях этой команды, разобрав игроков, вышли в «вышку» «Сокол» и «Торпедо-ЗИЛ». Да и «Факелу», благодаря усилиям Заложных в сезоне 2000 г., пришлись ко двору Сафронов и Горбачёв (позже - Саная). Хороший тренер Владимир Дергач, но любил после неудачных игр в 2 часа ночи ходить по номерам игроков, вопрошая параноидальное: «Кто сдал игру?». Последним ария «Ночного гостя» изрядно поднадоела, и к президенту клуба Чепелю были направлены ходоки от народа. Наверное, это уникальный в российском футболе случай: в команде, лидировавшей после первого круга, сместили тренера. Бывший начальник команды, тишайший Иванов, по номерам не ходил, но и зажечь игроков в битве за «вышку» оказался не в состоянии. И все это для калининградских болельщиков закончились трагически.

«Анжи» Махачкала. По сути, команда одного человека. Тренера с большой буквы. Гаджи Муслимович Гаджиев. Дагестан боготворит его до сих пор. Блестящий стратег и выдающийся тактик. Полнейшее самоотречение. Футбол и только футбол. Ночи напролёт в своём гостиничном номере изучал горы видеокассет, искал тактические изюминки, всё время что-то придумывал, дабы удивить оппонентов. Жесточайший ритм работы пагубно сказался на сердце. После инфаркта его выходила сутками дежурившая в больнице у его кровати молоденькая девчонка из радио «Караван», которая вела репортажи с футбольных матчей «Анжи». На ней он впоследствии женился. Во время матчей, скрестив руки в позе «сытого бизона», Гаджиев практически не выходил к бровке. Зачем? Всё разжёвано игрокам досконально. Импозантен и элегантен, как рояль. Не хватало только бинокля в руках, как у завзятого театрала. Помню, после поражения «Факела» в матче открытия сезона в Махачкале я говорил многим болельщикам, что «Анжи» будет бороться за путёвку в высшую лигу. Надо мной смеялись. Это сейчас всем известны имена Рахимича, Будунова, Сирхаева, Агаларова, затерявшегося впоследствии Предрага Ранджеловича. А тогда, по образному выражению хоккейного тренера Анатолия Богданова, в «Анжи» Гаджиев «лепил из дерьма пулю». Пуля полетела далеко.

Нет смысла подробно описывать перипетии того яркого сезона. Многое болельщики видели воочию, остальное есть на видеокассетах. В прекрасном фильме «Сезон сбывшихся надежд», сделанном стараниями самих же болельщиков на 4 канале. Андрей Картавцев («ЦСКовец»), Дмитрий Курлов и другие с помощью видеозаписей оператора команды Сергея Колесникова, архивов Виктора Старцева и видеоклипа Эдуарда Шаповалова сотворили маленький шедевр. Вложив, кстати, в этот проект собственные деньги. Потом долго стояли у дверей кабинета Чуйко, пытаясь вернуть потраченное. Доподлинно неизвестно, но, скорее всего, диалог развивался в привычном для генерального директора «Факела» ракурсе. Что-нибудь про ключ от квартиры, где деньги лежат.

И всё же некоторые фрагменты, зарисовки из рубрики «за кадром» позволю себе кратко изложить.

ГОД 1999 Edit

... Приснопамятный матч в Саратове. Грандиозный скандал. Ещё по приезде колонну автобусов с воронежскими фанатами «обнадёжил» высокий чин из Саратовского УВД: «Вы зачем приехали, клоуны? У нас здесь всё схвачено. «Сокол» выиграет 1:0. Уже победный послематчевый салют заказан и оплачен». Заветное знание людей в погонах подтвердилось весомо, грубо и хамски.

Пришел «звездный час» питерского арбитра Кузнецова с его вольной трактовкой «правила 6 секунд». Свободный удар в добавленное время практически из вратарской площади. Вдобавок рефери пришлось не заметить, как при его исполнении голкипера «Факела» Юрия Шишкина, схватив за свитер, борцовским приёмом уложили на газон. Бескровный со Щёголевым попинали кудесника свистка от души. На длительную дисквалификацию. А Нененко едва не сошёлся в рукопашной с генеральным директором «Сокола» Бурмистровым прямо на футбольном поле.

После игры комиссар матча Кречетов (в то время правая рука президента ПФЛ Николая Толстых) долго не мог прорваться в судейскую. Преграждал дорогу ОМОН под командованием президента «Сокола» Пипии, Бурмистрова и К. Тут же у судейской громко и, не стесняясь в выражениях, они вели инструктаж с персональным имиджмейкером «Сокола», корреспондентом «Спорт-Экспресса» Андреем Анфиногентовым («погоняло» в миру - «Анфиса»): что и как надо писать. Дело своё Анфиса знал превосходно, а посему широкой огласки дикий судейский беспредел не получил. А немногочисленные обладатели тарелок НТВ+ - отнюдь не армия очевидцев.

В это время в другой раздевалке плакали от обиды и унижения двадцать здоровых мужиков. Утешал их, как мог, спикер Воронежской областной Думы Анатолий Голиусов, страстный болельщик нашего «Факела».

После матча в Саратове пресс-секретарь областной Думы Александр Дробышевский, который вёл талантливые репортажи с матчей «Факела» на «Радио 101», подвиг своего шефа написать письмо. Как член Совета Федерации, Голиусов обратился к Вячеславу Колоскову с требованием прекратить судейский беспредел в отношении «Факела». Уж не знаю, повлияло ли письмо спикера, но больше «Факел» так откровенно нигде не «убивали».

А Анфисе потом всё аукнулось. Большой подвижник футбола, видеооператор и комментатор 4 канала (и швец, и жнец, и на дуде игрец) Виктор Старцев едва не зашиб Анфиногентова своей массивной камерой на пресс-конференции в Димитровграде. Не пожалел, так сказать, казённого имущества с лейблом телекомпания «Воронеж» ради святого дела. Чуть позже, уже в Ижевске, вместе с Андреем Желтоуховым, который вёл несколько репортажей на «Радио 101», они радостно приветствовали Анфису, мирно пробиравшегося в ложу прессы строчить свой очередной опус. Вздрогнул Анфиса от возгласов: «А-а! Жертва аборта! Отдай концы, не отчаливай!» Сочные идеоматические выражения венчало непристойное предложение. Видимо, в голосах Старцева и Желтоухова звучал металл, ибо под хохот удмуртского околофутбольного бомонда Анфиногентов спешно ретировался в подтрибунные помещения. И даже не появился на послематчевой пресс-конференции. От греха подальше. Ибо нервы у всех были раскалены и натянуты. Именно в Ижевске оптимистическое: «Мы вас обыграем» местного болельщика Виктор Старцев парировал так: «А мы вас сегодня от-ти-те-каем». И ведь оттитекали - 3:0!

Эхо саратовских событий аукалось «Факелу» ещё долго. Как удалось выстоять под гнетом дисквалификаций и временных турнирных неудач, знает, наверное, только Нененко и сами игроки. Коллектив был ещё тот, умели держать удар. На месте либеро постепенно осваивался универсальный и вездесущий Олег Касторный. Потихоньку перегруппировав силы, пытались дожить до летнего трансфертного окна. Особенно тяжело пришлось после «нулевого» выезда по маршруту Чита-Красноярск. «Факел» откатился на пятое место и, похоже, вера в конечный успех пошатнулась у многих. Как показалось, даже у Нененко. Лишь один Заложных не унывал. Весельчак Петрович подбадривал всех, как мог. Он и врач команды Васильев были душой коллектива. «Только «вышка»! Дотянем до второго круга, усилимся и всех порвём». За Петровичем не заржавело.

«ДЕЛАЙ, ЧТО ДОЛЖЕН, И БУДЬ, ЧТО БУДЕТ» Edit

Грязь в футболе. Куда уж без неё. Что там нашумевшая история с отравленной минералкой в раздевалке баскетбольного ЦСКА в Греции! Помните вторую лигу, буферные зоны и переходные турниры? Вот где страсти кипели через край! Сергей Булатов рассказывал мне, как в междусобойчике под девизом «Победа или смерть!» схлестнулись «Уралмаш» и нижегородский «Локомотив» Валерия Овчинникова. Свердловчане заказали в Нижнем гостиницу, оплатили питание. А сами из аэропорта в последний момент поехали в другую. Убелённый сединами интеллигентный Корней Шперлинг боялся, что команду могут банально отравить сподручные Бормана. В 2000 году в Махачкале игроки самарских «Крыльев», откушав перед игрой в местном отеле, пардон, не слезали с унитаза. Случайное пищевое отравление? Возможно... Но сражаться в таких условиях за победу может только сплоченная команда из настоящих бойцов и профессионалов.

Нюх на игроков у Заложных был потрясающий. Тогда ещё никому неизвестный, маялся в киевском ЦСКА форвард Косырин. Ныне матёрый голеодор, назабивавший кучу голов в одесском «Черноморце» и продолжающий исправно делать свою работу в донецком «Металлурге». Его трансфером владели киевские динамовцы. Заложных долго и мучительно вёл переговоры, надеялся договориться хотя бы об аренде до конца года. Жутко расстроился, когда всё в последний момент сорвалось. Чувствовал, кого упускает. Времени оставалось в обрез. Несколько утрированный телефонный диалог Батищева и Заложных. Петрович говорит, мол, есть такой молодой нападающий по фамилии Кочерга. В ответ: «Какой ещё Кочерга?! Засунь эту кочергу, знаешь куда! Мне нужен нападающий! Забивной нападающий!» Нужен - получите! Гурбан Гурбанов. Его заявили буквально на «флажке» и на пару с Сергеем Булатовым они поставят в миссионерскую позу всю первую лигу.

А с выездом в Красноярск связана любопытная история. Вместе с командой чартером на выезд отправился потенциальный джокер, хавбек ЦСКА Александр Герасимов. Пижон с бородкой «а-ля Арамис» последний свой сезон провёл в аренде на Земле обетованной. Все документы, включая паспорт Герасимова, находились в офисе ПФЛ.

Если бы удалось договориться с армейцами о цене трансфера, Арамиса заявили бы за «Факел», и он мог бы выйти на поле. Однако аппетиты чеченского тейпа Шамханов-Дадаханов оказались несоизмеримы мастерству, да и возрасту игрока. Перспектива торчать без толку три дня в Красноярске Герасимову радужной не показалась, и он закатил лёгкую истерику, требуя отправить его рейсовым самолётом в Москву. Легко сказать, труднее сделать... Помню, я звонил тренеру «Металлурга» Иштвану Секечу. Тот лишь развёл руками: «Ребята, рад бы помочь. Но у нас тут «Лебединый край», система жесткая. Самих в аэропорту выворачивают наизнанку на таможенном контроле. А у вас человек без паспорта!..»

Сейчас, по прошествии времени, сам удивляюсь авантюрности замысла и везению, которое ему сопутствовало. Вместе с бухгалтером клуба Николаем Бичёвым мы помчались в аэропорт. Джентльменский набор, немного галантности и обаяния, видимо тронули сердце милой женщины-дежурной дневной смены. Через линейный ОВД сделали запрос в Москву, не является ли гражданин Герасимов «убивцем» или взломщиком лохматых сейфов... Арамис улетел первым рейсом. А наизнанку нас всё таки вывернули, когда «Факел» пару дней спустя улетал домой после матча.

Андрей Ликонцев, администратор команды и добрейшей души человек, внял просьбе бывшего игрока «Факела» Игоря Макарова, игравшего тогда в красноярском «Металлурге», забрать чартером в Воронеж его жену и маленькую дочь. «В списках не значатся!» - глумились над нами в аэропорту часа полтора, а Андрею крепко досталось от Нененко.

Тем не менее, Красноярск запомнился прекрасными людьми, великим Енисеем, красотой архитектуры и пьяным шоу в исполнении игроков липецкого «Металлурга», коротавших в той же гостинице время до вылета в Читу. В ресторане пела и плясала какая-та свадьба. Удачно зарулив на огонёк и не отказавшись от угощения, полкоманды на бис хором исполнили для жениха и невесты песню. Почему-то «Владимирский централ».

А перед этим «Факел» проиграл в Чите. Уже тогда в городе китайцев и подержанных японских авто. Колючая проволока и остатки покосившихся лагерных бараков, песчаная пыль, трещавшая на зубах при порывах ветра со стороны сопок. Знаменитая байка о свежевырытой могиле на кладбище, просмотр которой входил в обязательную экскурсионную программу для судей. Посему очки из Богом забытого края мало кому удавалось увезти. Комплекс коттеджей в виде юрт под названием «Панама-Сити», где разместили нашу команду. Падающих с ног после 12 часового полёта игроков администратор отеля расселил в считанные секунды, на входе вручая ключи от домиков.

Славный парень Андрей Паньков, тогда начальник «Локомотива» а ныне, если не ошибаюсь, генеральный директор клуба, всё организовал по высшему разряду. Любой каприз, кроме очков. Он же после игры утешал в аэропорту: «Не расстраивайтесь вы так. Не вы первые, ни вы последние...». В той игре у хозяев блеснула связка Галимов-Алхимов. Видимо, именно в том матче Алхимов так приглянулся Нененко. Забегая вперёд, скажу, что «Чита» в «Факеле» не заиграл, да и заиграет ли теперь в «Урале», большой вопрос.

Матч второго круга в Орехово-Зуево обслуживал «питерский палач» Кузнецов. Гаденько улыбался во время судейского совещания. Никто из воронежской делегации не подал ему руки. Сектор фанатов «Факела», прибывших на забитом под завязку стареньком «Икарусе», о судействе в Саратове не забыл. Ни до, не после не доводилось мне в течение 90 минут слышать такие сочные оды о нетрадиционной сексуальной ориентации арбитра. Красавец-удар ножницами через себя в исполнении Гурбана Гурбанова. Справедливости ради надо сказать, что мяча последним коснулся Влад Матвиенко, но ни у кого не поднялась рука лишить Гурбана такого гола!

Тула. Красавец стадион и музей спорта, о котором в Воронеже тогда только мечтали. Чемпионат России по лёгкой атлетике под аккомпанемент нудного моросящего дождя. Звёзды королевы спорта жили в той же гостинице и «фестивалили» по полной программе. Слышимость в номерах акустическая, да и победы отмечали отнюдь не лимонадом, так что уснуть с трудом удалось лишь под утро. С судейского совещания меня и Заложных в гостиницу вёз известный тульский арбитр Геннадий Куличенков. В «Арсенале» уже убрали Кучеревского и команду возглавил Леонид Буряк. Отзыв о нём был краткий: «Пижон! Чуть что: а вот у нас в Киеве... Здесь не Киев. Здесь Тула! Со всеми её реалиями».

На матч в Тулу прибыл внушительный десант воронежских болельщиков. Кто на автобусах, бесплатно выделяемых клубом, кто на личном транспорте.

Автобусы на выезд организовывались регулярно. А для того, чтобы оградить фанатов от беспредела со стороны местных стражей правопорядка, их сопровождали сотрудники службы безопасности клуба Александр Беседин и Роман Гущин. Тоже чисто воронежское ноу-хау, которое через несколько лет стали внедрять повсеместно. Иногда доходило да забавного. К месту отправления у Центральной трибуны стали подходить абсолютно далёкие от футбола «кузьмичи», какие-то бабки с баулами, мечтая бесплатно доехать в нужный им город. Воистину неистребима тяга русского народа к «халяве»!

В автобусе на матч приехал один из аксакалов воронежской футбольной «брехаловки» Владимир Зайцев (Тото Кутуньо). По дороге ему стало плохо с сердцем, и он не смог даже пройти 100 метров от дверей автобуса до трибуны тульского стадиона. Сидел в «Икарусе» и слушал репортаж по радиоприёмнику...Грустно, ведь посмотреть было на что.

В служебной ложе разместилась многочисленная темнокожая диаспора из жён, детей и родственников бразильских кудесников мяча, ставших тульскими канонирами. Дабы потрафить их самомнению, автора забитого мяча диктор объявлял вначале на португальском языке (в случае, если поражал ворота кто-то из легионеров). Блестящая игра в исполнении «Факела». Нененко тактически переиграл Буряка, словно гроссмейстер любителя в шахматной партии. Видимо вспоминал потом эту игру, частенько повторяя на предматчевых установках: «Играем, как в Туле.» Пару лет спустя, в автобусе, на вопрос одного из новичков команды: «А что было в Туле?» защитник Олег Касторный, надувая воздушные пузыри из жвачки, резюмировал с присущим ему юмором и цинизмом: «Так к минуте двадцатой Тула 0:3 горела. После игры их хвалёных бразильцев в мешок собрали и утопили. Марадона посмотрел на кассете, какой гол Стёпин забил, заплакал и решил повесить бутсы на гвоздь. Со словами: «Пора завязывать. Новая звезда взошла на футбольном небосклоне».

Матч с «Соколом» в Воронеже. Напряжение достигло своего апогея. Плакат «Добро пожаловать в ад!» на английском, который талисман команды «Бобёр» продемонстрировал гостям перед матчем. Сочинённый им римейк на мотив известной песни про парней и улицы Саратова, подхваченные тысячами глоток слова: «Но никогда не обыграть им футболистов «Факела». Большую помощь в подготовке команде по рекомендации Рогулькина оказал психолог Павел Михайлович Чибисов. В своё время на Байконуре он готовил космонавтов к длительным полётам на орбитальной станции. Методика предложенной им подготовки к матчу заслуживает отдельного разговора. Ещё после игры в Саратове вратарь Юрий Шишкин, потрясающе заводной, настоящий «комсорг» как говорили в старые времена, в автобусе сказал: «Мужики! Не знаю, кто будет играть в воротах, я или Пчела (Владимир Пчельников). Но клянусь, мы не пропустим! Вы только забейте, ради Бога, забейте, чтобы похоронить этих...»

«Мужики» вняли его просьбе. «Сокол» сравняли с землей в честной футбольной битве. После игры авторы забитых мячей Жеваченко и Булатов возле автобуса благодарили Чибисова: «Это ваши голы, Павел Михайлович!»

Генеральный директор «Сокола» Бурмистров едва не сломал ногу о рекламный щит, пнув его в бессильной злобе. Сатисфакция состоялась. Позже, на одной из послематчевых пресс-конференций, Павел Фёдорович Садырин, единственный тренер, чья команда смогла увезти из Воронежа победу (казанский «Рубин») «подбодрил» саратовских журналистов: «В высшую лигу выйдет «Факел». Ведь они в футбол здорово играют, а у вас денег не хватит всё купить».

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.