FANDOM


Копенгаген'91 (рассказ про выезд фанатов Торпедо Москва в Данию в 1991 году)

После посещения черно-белыми фанатами в 1990 году Севильи и Монако, выезд в Копенгаген вызвал жуткий ажиотаж. Помимо обычных в таких тревелах людей (руководство завода, элита фанатов и люди, необходимые команде), в Данию полетели артисты Арканов, Ширвиндт, Державин, композитор Крутой, певец Игорь Николаев и некоторые другие болельщики «Торпедо» из богемы.

Команда улетела заранее, а около ста человек из группы поддержки должны были убывать днем накануне матча. Получив в посольстве групповую визу, народ уже рано утром стал кучковаться в районе метро «Автозаводская». Подошли два автобуса, все отбывающие загрузились в них и направились в «Шереметьево-2». Таможню и пограничный контроль фанаты прошли без проблем, однако, позвякивание полными бутылками навевало тревожные мысли - столько крепко алкогольных напитков на два дня - явная переоценка своих возможностей. В аэропорту пришлось оставить трех человек, им не хватило мест на чартере. Вызвались лететь на следующий день Дема, Дудуй и Петер.

Перелет прошел незаметно. В аэропорту Копенгагена нас уже ждали два суперавтобуса, которые быстро доставили москвичей в гостиницу «Абсалон», располагающейся на улице красных фонарей. Надо заметить, что для большинства все там было в диковинку, ведь это была одна из первых поездок не то что на футбол, но и просто за границу. Пока размещались, со стойки в гостинице пропали все прохладительные напитки и пиво -постарались наши ребята. Все бросили вещи, и пошли гулять по городу. Рядом «Сексшоп», все мужики бросились смотреть журналы и видеокассеты.

Город понравился, везде бродят туристы. Прошлись по центру, кто-то поехал к морю посмотреть на знаменитую русалку (эта скульптура - символ Копенгагена). В.П., Сифон и Штиблет вернулись в отель, выпили грамм по триста водки и решили съездить в пригород Копенгагена - Брондбю, посмотреть тренировку нашей команды. Узнали, как добраться, и выдвинулись к вокзалу. Надо заметить, что взяли ребята с собой еще три поллитровки, так что планы на вечер у них были конкретные - напиться и почудить. На вокзале узнали, как добраться до Брондбю и решили взять пивка на запивку. Подошли ребята к киоску и на ломаном английском спросили стоимость бутылки пива. Ответ на датском так и не поняли и отдали на пробу продавцу пять грин. Тот выставил одну бутылку 0,33 «Туборга» и кинул в сдачу пару крон (а доллар тогда равнялся шести местным денежкам). Автозаводцы ошалели от такой щедрости и приняли решение за такие бешеные цены больше запивку не брать. Сели в фирменную собаку, достали бутылочку нашей родной русской водочки, только успели по сто грамм махнуть, как появляется контра, парень с девчонкой, и интересуются у москвичей билетами. Те, как могли, объяснили, что туда-сюда, сами не местные, тут чисто случайно, денег нет, едут на футбол и т.д. и т.п. Автозаводцы предложили датским контролерам махнуть водки, но те не повелись и только требовали купить билеты или покинуть собаку.

Под разговор ребята проехали еще пару остановок, но все же решили выйти на перрон. Поезд стоял около минуты, москвичи перебежали пару вагонов вперед и встали в тамбуре. На их несчастье контра засекла перемещения черно-белых и по рациям вызвала транспортную полицию. На следующей остановке к поезду подошли два мента и вместе с контрой списали москвичей с собаки. Допив, чтобы не пропадала, водку, В.П. нацепил на плечи британский флаг и стал наезжать на полицейских, мол, это провокация, мы советские граждане, дайте посла и т.д.:) Менты попытались успокоить буяна, но тот толкался и старался вырваться. Тогда транспортники по рациям вызвали подмогу и через три минуты подлетели две полицейские машины с еще двумя копами. Вся эта шобла скрутила автозаводцев и потащила в машины.

Если Сифон и Штиблет шли спокойно, то В.П, стал вырываться, орать, раскидывать ментов в разные стороны, в общем, вел себя вызывающе. На нем повисли четверо полицейских, заломали руки за спину и с трудом запихнули в одну из машин, для острастки пару раз, ударив дубинками по спине.

Через две минуты черно-белых хулиганов привезли в полицейский участок, где обыскали, отобрали все вещи и затолкали в одиночные камеры. Энергии у русских фанатов было хоть отбавляй, и В.П. со Штиблетом стали орать Советский гимн на полную мощность. Не успели ребята допеть припев, как в камеру к В.П. влетают два здоровенных амбала и, скрутив руки, куда-то утаскивают. Оказалось, что в карцер, находящийся в подвале. Однако там бить автозаводца не стали, а просто бросили на какой-то топчан, где В.П. спокойно заснул с чувством выполненного долга и с гордостью за свою страну.

Через час будят его те же два жлоба (видно, по одному боялись заходить), ведут в дежурку и подводят к телефону. В.П. берет трубку, на другом конце которой оказался советский консул в Дании. Разговор был примерно такой:

Консул: Ребята, вы кто такие, что делаете в Копенгагене?

B.П.: Мы торпедовские фанаты, ехали на тренировку команды, а нас эти уроды повязали не знаем за что.

Консул: Сейчас все уладим. С вас возьмут небольшой штраф и скоро выпустят. Только больше не пейте.

В.П.: Так ведь пить больше нечего!

Консул: Полиция сказала, что у вас еще с собой две бутылки водки. Вам их отдадут, но, пожалуйста, до гостиницы больше не пейте.

Через двадцать минут москвичам отдали документы, обувь и вещи, и, содрав по 18 долларов штрафа, в сопровождении офицера полиции отправили в гостиницу. Коп довез автозаводцев на собаке до вокзала, показал нужную улицу и исчез, ребята прогулялись по улице красных фонарей, поглазели на местных жриц любви, но настрой был не тот и бойуы пошли спать в отель, с горя одолев на троих еще поллитру.

Утро было тяжелое. Внешний вид большинства из ста торпедовских болельщиков, вылезших на завтрак, был далек от идеального. Опухшие лица, трясущиеся руки, общий сушняк - все это наводило на мысль, что вчерашний день и ночь все провели примерно одинаково - море водки и куча впечатлений. Хозяева отеля замучились пополнять запасы провизии на столах - многие наши ребята вышли к шведскому столу с пакетами и сумками и выносили упаковки йогурта (тогда в Москве он был в диковинку), сыра, масла, шоколада и пр. к себе в номера, домой на сувениры.

После завтрака фанаты разделились - В.П. и Сифон уехали на стадион «Брондбю», а Штиблет, Ара, Казак, Заботин и другие пошли гулять по городу. Потряс всех Ара, подрезавший все подряд - от фруктов до предметов обихода на местных лотках, причем не жадничал - делился добычей со всеми спутниками. А вот журналист Саша А. нашел в порту дешевый магазин шмоток, сам себе понапокупал, а другим даже не заикнулся. Нехорошо, некрасиво. Хвалился потом в Москве, что он умней и хитрей..

Пока большинство гуляло по городу и потребляли горячительные напитки, кое-кто из автозаводцев шинковали нацдостоянием - водкой и икрой - прямо рядом с гостиницей. Худо-бедно, но за пару часов желающие все продали по приличным ценам.

Пришло время отъезда на футбол. Народ стекался у отелю, полный впечатлений и обновок. Появились Дема, Дудуй и Петер, прилетевшие из Москвы. Из аэропорта Дудуй договорился с таксистом доехать до отеля за бутылку водки. Уже на месте ребята подрезали в магазине несколько ящиков посуды и сдали ее прям в соседней лавке, подняв немного денег. Стали грузится в басы, кое-кто был уже в приличной муке.

Полчаса езды и мы на стадионе, который на нас впечатления не произвел. Две большие трибуны, а за воротами сборные металлические конструкции. Зато вокруг центрального поля множество отличных зеленых тренировочных полей (и это в начале марта!). Народу пришло на футбол битком, но большинство каких-то лохов. Много детей, раскрашенных желто-синим гримом (цвета «Брондбю»). Наши автобусы остановились недалеко от центрального входа на стоянке. Мы вышли плотной толпой и тут же натолкнулись на группу из 20-25 молодых парней, пьющих пиво и поющих какие-то свои веселые песни.

Когда первые автозаводцы в шарфах «Торпедо» появились в их поле зрения, они пытались дернутся, но увидев сотню мужиков как-то остыли и прокричав издали с жутким акцентом «До свиданья», исчезли за стадионом. У входа на трибуну встретили В.П. и Сифона, которые шарились здесь с утра и посетили клубные музей и бар. Впечатлений у них было много и куча сувениров «Брондбю». При входе на сектор стоят метало искатели, прозванивают и обыскивают стюарды в ярких накидках. Все прошли нормально, благо вещи оставили в автобусах, только не пропустили В.П., у которого в сумке нашли заныканую бутылку водки. Он попытался договориться пронести ее, но охрана ни в какую - не пустим и все. Выкинуть бутылкуводки в стане врага В.П. не позволила совесть. Надо пить, а все остальные черно-белые уже на секторе, им не нальешь. Так он на глазах у изумленных секьюрити ее высосал практически залпом, занюхал рукавом и смело пошагал к друзьям.

Для московских фанатов на центральной трибуне отгородили решетками небольшой загончик, мест на двести, где и расположились автозаводцы. Поначалу орали всe неплохо, дружно, но минут через: десять большинство обессилили. Только Дудуй, Дема и В.П. носились по сектору и пытались завести народ. Досталось на орехи и артистам, Дудуй подлетает к Ширвинду и Державину и орет на них: «Старые козлы, х..ли молчите, давайте болейте!. Те, полностью ох..ев, еле от него отбились.

В середине первого тайма наши ребята заметили, что местные фанаты что-то пьют, втихаря. Дудуй через решетку на английском переговорил с ними, и те дали ему что-то типа грелки, заполненной крепчайшим спиртным напитком, чем-то вроде нашей семидесятиградусной настойки. У датчан пронос на стадион стеклянной посуды строго запрещен, вот они и изгаляются - придумывают как обойти полисов. Отпив грамм по сто огненной жидкости лидеры черно-белых совсем обезумели, стали носится по сектору, толкая засыпающих кузьмичей.

Наконец-то начался перерыв. Москвичи спустились за трибуну, кто поесть, кто попить местного пива, которое продавалось тут же, разлитое в пол-литровые пластиковые стаканы. Правда стоило оно около двух долларов за 0,5 л, но было вкусно, к тому же сушняк душил всех. И тут начудил Дудуй. Спьяна не разглядев, он врубился в здоровенный столб составленный из подносов с полными стаканами и повалил его, разлив литров 200 драгоценного напитка. Продавцы ошалели от таких плясок и стали требовать от Дудуя сатисфакции. Саша только отнекивался. Прибежали полисы, но общими усилиями удалось отмазать Дудуя от кары местных барыг и вернуть торпедовца на трибуну.

Второй тайм прошел по старому сценарию - орали 20 фанатов, а 80 кузьмичей молчали и смотрели футбол. Все попытки их раскачать не увенчались успехом. В конце матча к тому же насрал судила, засчитав мяч, пойманный на ленточке нашим вратарем. Отыграться наши не успели. С горя человек 10 стали ломать нижнюю решетку, стараясь завалить ее на ликующих под нами датчан. Не получилось. Закончился матч, нас продержали в загоне минут двадцать, пока местные болелы не разошлись, а потом выпустили. Недовольная толпа искала на ком бы выместить свой гнев, но не нашла. Только на выходе под раздачу попали несколько парней в желто-синих цветах, да десяток молодых ребят лишились шарфов и шапочек, взятых на память автозаводцами.

По ошибке человек пять черно-белых зашли в ресторан «Брондбю», где около тысячи датчан праздновали несправедливую победу. К ним отнеслись нормально, подходили, жали руки, угощали пивом, менялись шарфами.

Улетали двумя частями. Команда вместе с руководством Зила и артистами отправились в аэропорт на чартер сразу же после матча. А человек сорок остались ночевать в Копенгагене и в Москву попали только следующим вечером рейсовым самолетом.

Напоследок каждый хотел отличится. Кто-то в пьяном виде чудил в городе, кто-то посещал заведения на улице красных фонарей, а были такие, кто сидел в дорогих кабаках и казино. Поразила ночная жизнь города. На нашу улицу вылезло много девок, недвусмысленно предлагающих свою продажную любовь. В час ночи бродят по закоулкам сотни людей, шум стоит неимоверный, музыка, все в иллюминации.

В гостиницу вернулись многие только под утро, в приличном подпитии и под впечатлением ночного Копенгагена. Днем вставали с трудом, кто-то даже не посетил завтрак. Похмелившись остатками былой роскоши, решили прошвырнутся по городу попрощаться. Кто-то пошел купить сувениры родным и близким кто-то поправлять здоровье в паб. По трезвому рассмотрели местных барышень - хорошие фигурки, отличная одежда, почти все блондинки, но вот лица такие, что без страха не взглянешь. Идет впереди москвичей такая вся из себя пава, Сифон ее окликает, блондинка с достоинством оборачивается и мы чуть все не падаем - столько не выпьешь.

Напоследок начудил Штиблет - встретил какого-то болгарина, пообщался с ним и решил остаться в Дании пожить в лагере для беженцев. Вернулся в Москву он только спустя пять лет.

Возвращались домой подавленными - команда проиграла, пропал Штиблет, да еще жуткое похмелье. Кое-кого из черно-белых потом таскали по соответствующим органам - время то было еще советское, пытались выяснить что-то о «перебежчике». [источник?]

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.