Fandom

Ultras Wiki

Спартак Москва-1978

1,239pages on
this wiki
Add New Page
Comments0 Share

Отвлечемся от хронологии нашего повествования, чтобы обрисовать общую атмосферу конца семидесятых, периода на который пришелся самый мощный всплеск нашего движения за всю его тридцатилетнюю историю. Вот они, реалии того времени.

ПЕРЕД ИГРОЙEdit

…Вечереет. Часов пять, наверное. На платформе "Электрозаводская" становится как-то вдруг уныло тихо. Засуетились киоскёры и продавщицы мороженого. Первые лихорадочно пытаются поделить меж собой кусок какой-то беспризорной фанеры, чтобы хоть немного прикрыть стёкла своих убогих келий. Вторые спешно, по-пингвиньи, тащат увесистые лотки ближе к метро. Редкие прохожие, случайно опоздавшие на предыдущие электрички, искоса поглядывают на ватагу ершистых подростков, сидящих возле, в красно-белых кепчонках и нелепых полупионерских галстуках и пилотках. Ухитрившись, как пчёлы, облепить двумя десятками всего одну покосившуюся скамейку, они намеренно пропустили уже две "собаки" (на фанатском жаргоне - электричка) и теперь нервно вглядывались в шпальнорельсовую даль: "не видать ли там еще красно-белой армии?"

Вдруг раздался короткий приглушенный гудок чего-то мощного. Паровоз или труба? Из пустоты, из ничего, стал медленно вырисовываться абрис тупорылого локомотива с красной "бородкой" и фонарём на "лбу". И уже совсем отчётливо и знакомо: "ту-ту, ту-ту ту-ту…". Конечно труба!

"Наша!" - воскликнули полупионеры-полускауты и повскакали с мест.

"Во попали!" - подумали прохожие и подозрительно отступили назад.

"Это конец", - мелькнула в мыслях в мозгах киоскёров, так и не успевших ничего с фанерой.

Перед железнодорожным пролётом, где поезд всегда сбавляет ход, притормозили машины и вечно спешащие пешеходы. Все смотрят вверх. А там… Страшный монстр, дымя, гудя, ревя, грохоча и сверкая вспышками хлопушек и магниевых бомб, извергая дикие вопли и фонтаны серпантина, свирепо надвигался на бренные головы зазевавшегося люда.

Одна из брошенных в киоск "Союзпечати" бутылка попала в цель. Стекло разлетелось вдребезги. В разбитых окнах второго с конца вагона буря восторга. Что-то тяжёлое, металлическое, типа ручки от скамьи, просвистело над проезжей частью и тихонечко угодило в бочку с квасом проезжавшего параллельно ГАЗа.

Милицейская машина, дремавшая в зоне, недосягаемой для "артобстрела", зачем-то зарычала и дёрнулась в сторону ж/д полотна. За что тут же поплатилась, получив несколькими яблоками по кумполу. На станции все пассажиры кинулись к первым вагонам, фанаты - в три последних.

Один из двух постовых, шатавшихся неподалёку, стартовав вместе с электричкой, нацелился сорвать с окна полосатый флаг. Но, не рассчитав ускорения, так и бежал пол платформы в метре от него, пока не осознал тщетность своей попытки. Тогда он от досады просто плюнул в этот "бронепоезд", из амбразур которого кинжальным огнём резало матерным…

На Казанском "бешенные" электрички уже ждали. Милицейское оцепление на перроне и в вестибюле. Торжественный выход всей пестрой братии сопровождается криком, руганью и всеобщей "повязаловкой". Первых 20-30 человек невежливо уволакивают. На большее сил не хватало. Бывалые экстремисты в первую сотню не вставали. А впереди еще было метро. О, несчастное метро и бедные пассажиры, коих судьба забросила сюда в сей неудачный момент! Раскачивание вагонов и выкручивание плафонов - любимейшее занятие "футболофилов" того времени. Еще было "клевым" в переполненном вагоне зарядить, так чтобы поддержали в соседних: "В Союзе!….". Про милицию раз-два-трикать тоже стильно. А уж про судей и футболистов, и про другие коллективы простебаться - было чуть ли не обязательным. "Кипиани, Кипиани…" рифмовался с "дядей Ваней!", а кишиневский "Нистру" с "канистрой", в которую что-то засунули. Также все невольные заложники-пассажиры знали теперь, что "Арарат" ворует виноград, а "Нефтчи" тырит кирпичи. И что болельщики "Торпедо" рождаются, как правило, от соседа, и кто тот, кто болеет за коней, и где в столице находится в "мусорная яма"… . Откровений было много.

На чистопрудно-фрунзенской линии тоже своя милиция. И она тоже обязана кого-то ловить. И, ведь, ясно же кого. Принцип стар как мир - того, кто с краю. Вот и выдергивали на каждой станции по пять-шесть человек из вагона, сколько вмещает местная КПЗ. Остальных оставляли своим коллегам на следующих станциях.

Один вполне ординарный мент, на вполне обычной станции БИЛ, нервно прохаживаясь по платформе дожидается похожего электоропоезда под грифом "X-treme". Успевает залихватски выдернуть на платформу положенного ему по плану подростка. Привычное дело - плевое. Но этот "подарок" сопротивлялся, лягался и изворачивался. И когда двери уже было закрывались, вырвался и залетел обратно в вагон. Там его братки хлопают по плечам, молодец, мол, герой! Служивый стоит и растерянно смотрит на театр мимики и жестов, на сколько вообще может хватить фантазии изображаемый недавней жертвой за стеклом. Но состав не трогается! Подошли еще два вурдалака в форме. Клыки поблескивают отражающимся от доисторических люстр синим светом. По ту сторону языки путешествуют во всех мыслимых направлениях, и разного рода "пальцовка" демонстрирует отношение к органам правопорядка. Поезд уже начал двигаться, как какой-то негодяй в каком-то вагоне, видимо смеха ради, дернул стоп-кран. Это был воистину гранд-сюрприз огнедышащим драконам, с быстротой молнии унесшего в своих лапах в небытие того невезучего паренька-артиста.

Ну, в общем, где-то так или почти так, добирались на футбол "боевики" из Косино или со Ждановки, получая значительное подкрепление на всем пути следования и оставляя после себя груды разбитого стекла и горы бумаги. То же и на Павелецком, Курском, Киевском направлениях, но чуть умеренней. На северных линиях пыл еще сдержанней. Объясняется просто. Застроенные раньше севера южные Бутово, Косино, Перово, Чертаново, Кунцево и т.д. становились спартаковскими зонами из-за большого скопления молодежи в основном школьного возраста, дополняя тем самым исторические Сокольники и Замоскворечье.

На "пяточке" справа от выхода из станции м.Спортивная собираются все, кто ехал одним или другим путем и кому посчастливилось добраться до сего культового места. Здесь действительно все! Вон преображенская банда, вон Павелетская, там вон Берюлево, а вон и легендарная "Жбань" (Ждановская) подкатила. Тусовка каждой бригады длиться недолго, как только основа соберется, все двинут к БСА. Процесс этот сопровождается речевками и незначительным разбрасыванием серпантина (основную макулатуру берегут на матч). Под лужниковским мостом (не путать с другим созвучным) особое место. Здесь резонанс настолько силен и эхо настолько долгое и мощное, что даже невинные младенцы высовывают головки из люлек и, выплюнув вверх пустышку, заряжают первые в своей жизни слова: "Ма-ско-вский Спартак!". После матча, когда проход к метро тут сузят до пяти метров, специально для того, чтобы набрать до плана недостающие единицы, особо не покричишь, поэтому отрывайся сейчас. Это знает всяк бывалый фанат. Но новичков так всегда много, что в расставленные после каждой игры хитрыми ментами сети, всегда попадает изрядное количество красно-белых. Но это после, а сейчас всех заботят программки и прогнозы на матч.

Собирательство захлестнуло все возраста. Чтобы купить программку обыкновенного матча нужно приезжать на футбол как минимум за два часа. А то все разберут. Этим пользуются активные бабки и дедки, подторговывающие бумажным ходким товаром перед матчами. За ними волочатся всегда огромные сумки на колесиках, и они мигрируют по всей близлежащей к стадиону территории. Эти живые старички не грешат, шельмы, набрасывать на программки сверху по 5 копеек и продавать товар оптом каким-либо барыгам. Те продают с еще большей наценкой уже другим "фантикам". Спрос рождает предложение!

До начала матча еще больше часа. Купив программку, представляющую из себя один лист A4, сложенный вдвое, фанаты двигаются к кассам Лужников. У касс стадиона толпится толпа уже немолодых дядей. Это особая каста болельщиков - всезнайки. Они есть у каждого клуба и специально собираются задолго перед игрой, чтобы потрепаться о футбольных сплетнях. И место где они постоянно тусуются так и называли - "трепаловкой". Тут можно было узнать все, особенно последние "свежие" переходы и как сыграл вчера дубль. Последнее особо важно, ибо дубль - святое, на него ходили прямо как на основу. Какой-нибудь полузащитник "Зари" еще сам не знает, что будет играть за Спартак, да и Бесков не знает пригласит ли его, но тут уже все просчитали, записали, снабдили функциями, и поместили на правый край. И это преподносилось миру как 100%25-ая инфа, добытая от какого-нибудь повара в Тарасовке или телефониста в Спорткомитете. Иногда не ошибались, однако...

Фанатам интересно послушать последние новости и слухи, ведь позже все это можно передать приятелям и козырнуть знакомством с бывалыми прогнозистами, которых все уважали. Пестрая толпа увеличивает массу митингующих, перебежками перемещаясь от одной группы знатоков к другой. Но ненадолго. Узнали какого цвета жигуль у Вагиза, кто справил свадьбу и кто после этого прослыл потомственным алкоголиком, и вперед к стадиону, впереди еще много дел. А на "трепаловку", если не заберут, можно будет заглянуть и после матча, заодно будет что обсудить.

В традиции многих была встреча команды перед игрой. Как примета. Считалось, что если не поприветствовать игроков до матча, не пожелать им удачи и не притронуться к их большому и теплому "Икарусу", то фортуна нам не улыбнется. Поэтому когда команда подъезжала к раздевалкам, ее уже ждали фанатики в кепочках и с флагами. Футболистам лестна была такая поддержка.

Вот и сейчас, Ярцев выходит из автобуса, прищуривается. Обвел взглядом толпу красно-белых и улыбается. "Жора! Жора!", - почувствовав расположение футболиста, задергались фанаты и потянули к нему свои программки для росписи. У всех у них уже по тыще его вензелей, но, опять таки, порядок такой: увидел звезду - пусть отметится на чем-нибудь, что бы было. Ярцев машет рукой, мол, не сейчас, потом сколько угодно. А фанаты тоже смеются, шуточки отпускают ему и каждому выходящему. Никто никого не гонит и не огораживает стадион тройным кордоном. Наоборот, такая близость порождает стремление для кого-то играть. Над каждым игроком "Спартака" светился нимф, а его слова воспринимались как заповеди. Если Бесков, например, или Миша Булгаков в один из обычных воскресных дней попросит в минуты отдыха не мешать команде, все сразу покинут территорию Тарасовки, да еще ворон от базы будут отгонять. Такая трепетная любовь ребят к команде может не укладываться в голове у простого смертного, и уж совсем она не сочетается с моментами, когда фанаты находятся в толпе себе подобных на пути к стадиону или на его трибунах. "Парадокс" - скажите вы. Нет! Футбол может возбуждать агрессию, но может и ее гасить. Всему свое место, время, причины.

После того как последний футболист скрывается за дверью раздевалок, фанаты тихо мирно идут на трибуну, в полной уверенности, что "Спартак" сегодня "в порядке

ИСТОРИЯ НАШИХ ЗНАМЕН Edit

В 1987 году я увидел по телеку, что у "лабусов" в Вильнюсе на трибунах "гуляет" огромное полотнище, метров 5 длиной, и сразу душу засвербело: "моя давняя мечта - где-то реальность?". На следующий день собрал последние деньги и пошел в магазин покупать материал. Грошей хватило только на белую материю. Выручил Андрей "Афоня" - у него залежалось "красногалстучного" материала несколько кило, и я его пустил в дело.

Моя мама шила этот "флажок" весь вечер. Длина была такова, что не хватало двух комнат. Приходилось его тянуть в коридор, оттуда на лестничную клетку. Полотнище получилось длиной десять метров, шириной семь. Из оставшихся 7.5 м. красного материала мы с Костей "Трактором", перед первым выездным матчем сезона 88 г., сделали транспарант. Матч этот был не с кем иным, как с "Динамо Киев". И, вот, таким образом, мы решили подготовиться.

Константин был фэном московского "Динамо", но трудно сказать, посетил ли он больше матчей своего клуба чем "Спартака", особенно выездных. Фанатизм тогда у "Динамо" был в упадке и Костя временами ездил со спартачами, у которых экстремальных выездов в конце 80-х прибавилось. И, надо сказать, совсем нехилый Костя здорово нам помогал. "Вот так создается история", - сказал он, когда мы вдвоем, все в краске, в полутемном помещении актового зала БСА, смотрели на разложенный на полу красный растяг с большими белыми буквами "СПАРТАК". Места на плакате чуть-чуть оставалось. Подумали мы и дописали мелкими буквами: "FANS"! Вся слава достается сначала команде, а уж потом ее болельщикам.

Это были первый транспарант и первый большой флаг в истории отечественного фанатизма. По иронии судьбы, увидеть свет флагу пришлось, именно, на матче с "Жальгерисом" на стадионе "Динамо" в 88 году. Тогда не досидев первый тайм до конца, мы с Сергеем "Пузачем" взяли такси и ломанулись в Лужники, где в клубе болельщиков лежало знамя. Там нас пускать не хотели, а время шло. Обманув охрану БСА, а потом и "Динамо", сплошь на нервах, мы все-таки успели к середине второго тайма и внесли огромный тюк на Западную трибуну. Растянули эти 70 квадратных метров и ... Восторгу тех, кто присутствовал на матче, а также телезрителей, во главе с Перетуриным, не было конца. Менты ошарашено глядели во все свои ментовские зенки и не понимали, что надо делать. А народ под растянутым чудом безумствовал: и пел, и пил, и кувыркался, как хотел. (Снимок с этого матча, в цвете, попал на разворот альбома "Спартак"). После матча флаг к себе домой забрал Николай Гладильщиков. Он рассказывал, что когда нес его по улице, в своем районе, люди подходили и спрашивали: "Это тот самый флаг, который показывали по телевизору?".

Транспарант пришел со временем в негодность и был оставлен в Бухаресте "в подарок" нищим румынам. А флаг после своего бенефиса на Гленторане'88 (матче признанным лучшим за 82-95 гг. фанатизмом, уступающий нынешнему, разве что, в слаженности хора) был потерян группой здоровья, опять-таки по иронии судьбы, в Вильнюсе'88.

На следующий год клуб взамен старого знамени по моему настоянию заказал новое - целых 200 квадратных метров! "Матрас" - так окрестили его фанаты за полосатость - появился впервые на Аталанте 27.09.89. В буйстве на первых минутах матча фэны с одной стороны и менты с другой порвали одну полосу "матраса", так и не сумев развернуть его целиком. Налетел ОМОН и всех избил. Под флагом никого видно не было. И ОМОН его свернул и хотел конфисковать. Сектор В11 был забит до отказа, единственный полный сектор на БСА, но никто (!) не подорвался и все переговоры с ОМОНом пришлось вести мне одному.

Никакие уговоры не помогали и тут вспомнив, что на матче должен был дежурить в этот вечер генерал-майор Мыриков, с которым мне уже приходилось встречаться в 87 г. по вопросам создания клуба, я сказал полковнику, что генерал, дескать, мне разрешил. "Да? Проверим. Бери свой "флажок" пойдем к Мырикову." - приказным тоном проревел полковник. Я этого не ожидал. И с Андреем "Заикой" и Сергеем Антошиным (одни они захотели возиться со знаменем) поплелся в подтрибунное логово хранителей тишины. Пока шел все обдумывал тактику и, войдя в главный ментовский "бункер", сходу, не дав опомнится полковнику, подскочил к генералу и молниеностно протараторил:

- Товарищ ге-нерал, разрешите раз-ложить "флажок" на три-буне!

Тот на меня посмотрел, так, между прочим, потом на свое бесчисленное окружение, мол, "а этот козел как сюда попал?", и уставясь в монитор, где показывали почему-то пустую трибуну, не глядя спросил:

- Какой там у тебя флажок?
- Да красненький, тут, с белыми полосочками...

Тут не выдержал полковник, который меня привел:

- Флаг у них большой, товарищ генерал-майор, мешает зрителям смотреть футбол...
- Так я его на "D" положу, - залепетал я.

Генерал подумал минуту и сказал:

- Ну, положи.

Так Москва увидела это новое знамя. Полковник приказал заняться нами майору, тот дал сопровождающего сержанта и мы побрели на "Юг". Когда мы занесли флаг на "D", и стали раскладывать прямо перед фэнами "Аталанты", трибуна "В" зааплодировала. Это была маленькая, но победа. Флаг закрыл почти весь нижний сектор. Тот полковник позже меня встретил и сказал: "Ну ты меня и подставил в тот раз, ну вы и фрукты, мать вашу...". Сие большое знамя раскладывалось на секторе всего, лишь пару раз. В Праге 90 и на матче кубка УЕФА с финским "Миккели" годом позже. Впоследствии, команда "Спартак" знамя "арендовала" для проведения церемоний награждения и вернуть его я смог только перед поездкой в Мюнхен, спустя пять (!) лет, но, увы, в сильно обрезанном, чуть ли не втрое, состоянии.

источник: Ultras News

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.