Fandom

Ultras Wiki

СКА СПб

1,239pages on
this wiki
Add New Page
Comment1 Share

1980-еEdit

Skapiter

СКА СПб

Интервью с Дмитрием Жвания (фан Ара):

- Что привело тебя на сектор?

- В Советском Союзе было очень уныло. Скука. Серые улицы, серые лица, серые менты, серый асфальт. Сейчас, когда мне на глаза попадаются фотографии того времени, меня начинает подташнивать от одного воспоминания о той жуткой скуке и серости. И еще цинизм. Поздний совок им был буквально пропитан.

Было уныло. А хотелось чего-то такого, интересного, увлекающего, словом - приключений.

Летом 1983 года я окончил первый курс мореходки, и родители отправили меня в путешествие по Волге, путевку купила мама в профкоме геологического института, где она работала. В туристической группе был парень, студент медицинского института. Он рассказал мне о фанатах. Мол, есть такое сообщество - самые преданные болельщики «Зенита», а я как раз хотел оказаться в каком-нибудь сообществе, братстве, словом, среди людей, которые были бы не такими скучными, как все. «Вернемся в Питер, я тебя отведу на 33 сектор», - пообещал этот парень.

Ждать было просто невыносимо. Мне хотелось начать фанатеть здесь и сейчас! Я нашел голубой полиэтилен и наклеил на него логотип «Зенита», который сделал из белого пластыря. Вышло вроде ничего. Мне не пришлось долго убеждать школьников, с которыми я отдыхал, что фанатеть за «Зенит» - это круто. Кое-кто из них ходил на футбол и, так сказать, был в курсе. С палубы теплохода «Казахстан», на котором мы плыли по Волге, мы заряжали: «Во всем Союзе знаменит…» Команда теплохода быстро вычислила зачинщика, то есть меня, и создавала мне всяческие проблемы, дело доходило до угроз физической расправой, а я в ответ лишь смеялся им в лица, точнее - в морды. Провинциальные лохи, чего с них взять.

В общем, я вернулся из путешествия, совершенно четко осознавая себя футбольным фанатом, и с нетерпением ждал домашней игры заочно любимой мною команды. И вот наступил день домашней игры. Я как завороженный смотрел не столько на поле, сколько на фанатский 33 сектор. В середине сектора компактно сидела группа человек из пятидесяти, в сине-бело-голубых свитерах, с шарфами той же расцветки. Время от времени в самой гуще этой группы поднимались люди и начинали размахивать клубными знаменами. Тут же на них реагировали менты, но ребята, что сидели по бокам, препятствовали их продвижению внутрь сектора, происходила сутолока, а знамена исчезали, чтобы появиться вновь в самый неожиданный для ментов момент.

Впрочем, фанатским оказался не только 33 сектор, я заметил фанатов за воротами - на 40-м секторе, на 47-м, на 21-м.

Идя на следующий матч, я все же купил себе билет на сектор 33. Не помню, с кем тогда играл «Зенит», да это и неважно. Важно, что я помню свои ощущения. Я обнимал за плечи совершенно незнакомых мне ребят и раскачивался, распевая «Мы - твои верные друзья, будем вдохновлять тебя всегда. В непогоду, зной, мы душою и сердцем с тобой». Мы оказывали ментам пассивное сопротивление, когда те лезли вглубь сектора, чтобы отнять развивающиеся знамена. Именно на секторе я научился применять очень эффективный прием против этой публики в одежде мышиного цвета: не нужно махать руками, кричать, просто бей их ботинком в голень, незаметно, исподтишка, и - делай это с лицом растерянного лоха.

Мне показалось, что 33 сектор - это и есть то самое братство, о котором я мечтал.

В следующем сезоне я стал «пробивать выезды» за «Зенит»: ездил на матчи в Вильнюс, Киев, Минск, в Москву… Восторженность неофита быстро улетучилась: братство оказалось не так им уж братским. Слишком многое в фанатовском движении мне не нравилось. Кроме того, «Зенит» шел к золотым медалям, и болеть за него стало модой, мейн-стримом, а я всегда хотел быть не таким как все.

А однажды я почувствовал себя предателем. Случилось это на матче СКА. Ленинградский армейский клуб вновь безнадежно проигрывал. Я сидел на центральной трибуне. Зрителей было немного, они почти все время молчали. В ворота армейцев залетали шайбы одна за другой. И вдруг я подумал: СКА терпит поражения, потому что у команды нет фанатов. В тот момент мне стало стыдно, что я предал СКА, променял его на «Зенит». К моей куртке была прицеплена «зенитовская» стрелка, а не армейская звезда с серпом и молотом, которая мне так нравилась с детства и которая красовалась на свитерах хоккеистов СКА. У меня внезапно возникло чувство вины перед игроками в синих свитерах, красных хоккейных трусах и красных шлемах.

Я вдруг вспомнил, что в конце того сезона, когда «Зенит» выигрывал у ЦСКА, я радовался не так сильно, как все вокруг. Теперь я понял, почему я не радовался: поражение потерпели одноклубники моей любимой хоккейной команды, с такой же эмблемой на груди. В юности, да и в любом возрасте, наверное, информация воспринимается на уровне символов, знаков. Символика армейского клуба отсылала в легендарные времена Буденного, Фрунзе, Ворошилова (о реальной роли Троцкого в создании Красной армии я тогда еще не знал).

В конце сезона 1983-1984 годов СКА дал бой ЦСКА, который за весь чемпионат не потерпел ни одного поражения. Московские армейцы шли на рекорд, достойный книги Гиннеса. И вот матч со СКА, который прочно прописался в группе аутсайдеров. Играли в Спортивно-концертном комплексе. Наши победили 3-1. Ворота армейцев с Невы защищал Сергей Черкас.

На крайней трибуне я заметил пять-шесть парней, которые время от времени кричали: «Армейцы с Невы!». На одном из них был красно-синий шарф, это был смелый поступок - надеть в Питере красно-синий шарф, и я позавидовал смелости неизвестного мне парня. После матча с ЦСКА мне не удалось познакомиться с теми ребятами, что поддерживали наших армейцев, а в следующего они куда-то пропали. И я понял, что мне выпал шанс создать свой красно-синий сектор, стать, по сути, первым армейским фанатом в Ленинграде.

Наша армейская грядка росла очень медленно. «Зенит» в 1984-м стал чемпионом, и никто, кроме меня, не хотел болеть за хоккейный клуб, который часто проигрывал. Но затем ко мне присоединились ребята из той банды, что я видел на том героическом матче СКА-ЦСКА, это были 15-летние мальчишки, я им, как принято в фанатской, дал прозвища: Противогаз, Провокация, Агитация…

Что касается моего погоняла, то я его заработал, еще гоняя за «Зенит», мне оно жутко не нравилось, но отделаться от него я никак не мог.

В армию я уходил, когда за СКА фанатело человек пять, не больше. Боялся, что без меня банда распадется. Первые полгода я служил под Ленинградом, в Павловске. Однажды ко мне подходит дежурный по роте и говорит: «Слушай, с КПП звонили, говорят, к тебе брат приехал». Я отпросился на полчаса. Прибегаю на КПП - смотрю: человек 10 в красно-синих розах, а Агитация стоит и улыбается. Я был счастлив, банда начала расти.

- Теперь ты на секторе - легенда! - улыбался Агитация.

А когда я уже вернулся из армии, весь сектор за воротами в «Юбилейном» был красно-синим, и появился он благодаря мне. Это был мой сектор. Его создал я.

- Ты помнишь свой первый выезд?

- Конечно! Как такое можно забыть! Я очень волновался. Может быть, так же волнуются девушки перед первым разом. Не знаю, наверное, так они и волнуются, как я тогда - на стадионе «Жальгирис» в Вильнюсе. Все очень просто: от первого раза, от того, как поставишь себя на первом выезде, зависит твоя репутация в движухе. Нельзя облажаться, нельзя.

Мы стояли на трибуне за воротами, сине-бело-голубая кучка. Фанат Длинный (он действительно был очень высоким и, наверное, поэтому болел не только за футбольный «Зенит», но и за питерский баскетбольный «Спартак») заводил: «Во-о-всем!» И мы подхватывали: «Союзе знаменит ленинградский наш «Зенит»!

Одно дело на своем стадионе, обнимая товарищей, раскачиваться, распевая: «Ша-ла-лай-ла э-э-у «Зе-нит!». Совсем другое - делать это на вражеском стадионе. Ты, твоя банда против десятков тысяч людей - это ощущение трудно передать. Думаю, каждый мальчик мечтает однажды превратиться в одного из 300 спартанцев. Так вот: я был этим «спартанцем» много раз.

- Сворачиваем розетки, розетки сворачиваем! - командовал Фильтр, и мы сворачивали шарфы, а потом по команде раскручивали их броском вверх. В нас летело все, что оказывалось под рукой литовских болел: недоеденное мороженное, огрызки яблок и прочее говно. Я стоял в последней шеренге нашей банды, да еще и с краю, и мне досталось неслабо. Нас оцепили менты и солдаты внутренних войск, менты местные, литовцы, а солдаты - русские и азиаты. Литовские менты улыбались, видя, что показывают нам жители Вильнюса, а те изображали фрикции. Проще говоря, они обещали нас выебать. В ответ на это Фильтр засовывал палец в рот и оттопыривал им изнутри щеку: это, мол, мы вас, лабусы, в рот поимеем. Русские солдаты и выходцы из Средней Азии, глядя на Фильтра, лыбились: гы-гы-гы. Матч закончился. С каким счетом - не помню, да это и неважно. Важно то, что я сумел бросить вызов многотысячной вражеской толпе.

Да, я боялся, но не показал этого. Страха не имеют только шизоиды. А вот не показать свой страх - это да, это дорого стоит. Литовцев выпускали со стадиона, а нас держали на трибуне, пока все они не выйдут. Вдруг я увидел: на трибуну поднимается моя мама:

- Пропустите, пропустите, там мой сын! - говорила она милиционерам довольно спокойным голосом, пробираясь ко мне. Но было заметно, что мама волнуется.

- Я заберу своего сына? Вон он - в синей куртке…

Милицейский майор посмотрел на меня, 16-летнего, и, видимо, убедился, что я не представляю никакой угрозы спокойствию Вильнюса, пожал плечами и ответил маме:

- Забирайте.

Я не был рад тому, что меня забрала мама, которая на всякий случай поехала вслед за мной в Вильнюс. Выглядело это не очень героически - уходить с сектора в сопровождении мамы. Но что было делать?

На выходе за нами увязались здоровенные литовцы лет на 10-15 старше меня, видимо, это были поклонники не только «Жальгириса», но и тяжелого рока: на голове прически в стиле «Deep Purple» и мудацкие усы подковой. Они стали сзади подсекать мне ноги, но я делал вид, что не замечаю их выходок. В конце концов, до них дошло, что я не самый подходящий объект для выяснения отношений, и отстали. Мы с мамой остались в Вильнюсе еще на день, гуляли по средневековым улочкам, пили кофе и ели мороженное в почти что европейских кафе, которыми в Ленинграде тогда и не пахло.

Вообще-то, в те времена нельзя было называть себя фанатом, не «пробивая выезды». Чтобы завоевать на секторе вес, нужно было ездить и ездить. Особенно почтенными считались выезды в города, где нельзя было рассчитывать на радушие местных болел. Именно таким местом был не только Вильнюс, но и еще ряд городов, например, Одесса.

- А что с выездами на СКА?

- Конечно, я бы не был армейским фанатом, если не пробивал выезды за СКА. Никогда не забуду свой первый хоккейный выезд - в Воскресенск осенью 1984 года. Воскресенск пользовался дурной славой. В среде фанатов гуляла молва, что местные гопнички мочат всех, кто посмеет сунуться в их городишко. Ходили легенды, что они повесили на «розах» то ли московских «коней», то ли «мясников». Вместе со мной в Воскресенск приехали зенитовские леваки, которые после мачта «Зенита» с московским «Торпедо» решили прогуляться еще и на выездной матч армейцев.

Воскресенск - заурядный совковый промышленный городок. Денег у нас не было, и мы решили одолжить несколько рублей у хоккеистов, которые остановились в местной гостинице. Мы попросили администратора позвать кого-нибудь из игроков СКА, он это сделал и в холл спустился нападающий Слава Лавров.

- Слава, не одолжишь рубля три, а то мы на билеты все деньги потратили, а хочется есть, - сказал один из парней, который, как он уверял, был шапочно знаком с Лавровым.

- Зачем вы билеты-то покупали? Мы вам дали бесплатно, на нас оставляют штук десять. Держите три рубля, - сказал Слава, и я невольно сравнил отношение к фанатам со стороны одного из ведущих армейцев с тем, как относятся к своим саппотерам футболисты «Зенита».

- Ладно, парни, я пойду, а то раскатка скоро, - распрощался с нами Лавров. Как жаль, что это замечательный человек нелепо погиб под колесами самосвала, выходя со стадиона СКА на Ждановской набережной!

Три рубля быстро ушли на утоление голода, но мы так и не наелись. Пришлось воровать. Тогда, чтобы вынести что-нибудь из магазина, не нужно было обладать особой ловкостью: в магазине самообслуживания достаточно было засунуть незаметно продукт под одежду. Мы даже умудрились украсть соленые огурцы из кадушки - просто один парень попросил их взвесить, а другой взял мешок с прилавка и вынес его из магазина.

Матч проходил в душном Дворце спорта, забитом до отказа весьма неприглядной публикой, проще говоря - мужичьем. В начале матча я завел: «Ар-р-р-мейцы с Невы!» - и тут же получил удар ботинком в шею. Повернулся и увидел искаженное в гримасе лицо дегенерата неопределенного возраста. Он заорал на меня: «Закрой пасть, блокадник!» Мент стоял рядом и, наблюдая за этой гнусной сценой, ухмылялся в усы. «Зенитчики» стушевались, и мы весь матч просидели молча. Я, правда, растянул перед собой красно-синий шарф и, терпя тычки, просидел так до конца матча. Не убрал я наши цвета! СКА проиграл тогда. Зато мой выезд в Воскресенск весной 1987 года был не просто победным, а бронзовым! Армейцы выиграли 4:2 и обеспечили себе третье место.

Еще одним городом, выезд в который считался экстремальным, была Рига.

В моем послужном списке есть уникальный выезд - Таллинн, куда в октябре 1985 года были перенесены два домашних (!) матча СКА. Ни до, ни после этого в Таллинне матчи хоккейного чемпионата Союза не проходили. В Эстонию я поехал вдвоем с приятелем, далеким от околоспортивных дел. Он просто поехал со мной за компанию - развеяться перед службой в армии. Мы три дня провели в Таллинне, от нечего делать обошли все музеи, на ночлег нас приютила команда, защитник Игорь Евдокимов отдал мне свой матрац, и я спал на полу в его номере.

Первый матч был с московскими «Крыльями Советов», из Москвы приехал основной фанат «Крыльев» по кличке Профессор, его сопровождали две девицы - просто секси. Не знаю почему, но за «Крылья» фанатело много красивых девиц. Может, их привлекало название команды, где присутствует романтичное слово «крылья»? Не знаю, но факт остается фактом. Профессор в фанатской среде пользовался репутацией интеллигента - носил очки, хорошо разбирался в истории хоккея, очень уважительно относился к соперникам любимой команды. Мы с Профессором были хорошими приятелями, он писал мне потом письма в армию, потом наши пути разошлись, а недавно мы вновь увиделись, когда он приезжал в Питер на матч «Крылышек» со СКА. Он почти не изменился. Постарел, конечно. Но покажите мне человека, который помолодел за 20 с лишним лет жизни.

В Таллинне я сумел подключить к поддержке СКА целый взвод курсантов военного училища.

- Ребята, вы же будущие офицеры, а СКА - армейская команда. Так что вы просто обязаны подержать ее, а не «Крылья». Я буду заводить «А-р-р-р…», а вы подхватывайте: «…мей-цы с Невы!». Поняли, да?

Курсанты кивали бритыми головами в знак согласия. В итоге они вошли в такой раж, что почти все охрипли. В общем, я сумел организовать отличный суппорт. Профессор и его секси-девицы напрягали все силы, крича «Кр-р-ы-лья Со-ве-тов», но их почти никто не слышал. Мы их перекричали, что и признал Профессор 21 год спустя.

Описывать все мои выезды нет особого смысла. Все они похожи друг на друга. И все они связаны с нарушением закона: безбилетным проездом, драками, мелким воровством. Особым шиком считалось уехать на выезд без гроша в кармане, без билета, а рвануть на выезд спонтанно, просто взять и рвануть в другой город на какой-нибудь матч, неважно какой, даже без участия твоей команды - это вообще: высший пилотаж. Я, правда, предпочитал покупать билеты. Но и мне пришлось «вписываться» безбилетником в поезда по дороге из Киева, Воронежа, Минска. И в этом тоже был свой кайф - проехать из конца в конец огромной страны, преодолеть тысячи километров без билета, на третьей полке.

Вильнюс, Рига, Таллинн, Киев, Минск, Одесса, Тбилиси, Кутаиси, Горький, Тверь, Москва - в этих городах (и не один раз) я побывал исключительно благодаря тому, что приобщился к движению ультрас. И еще: разъезжая с фанатами по стране, я научился выживать. Этот навык пригодился мне в армии.

Сейчас я понимаю, что рисковал в один прекрасный момент оказаться в канаве с проломленным черепом или за решеткой, да и тогда я это понимал. Но я не жалею. Не жалею, что прошел через все это, общался с ребятами, которые намеренно вели себя как последние отбросы общества. Без выездов нет фанатизма. Выезды - это путь в настоящий фанатизм. И я прошел этот путь.

- А что для фаната 80-х значила атрибутика?

- В середине 80-х обзавестись хорошей фанатовской атрибутикой было очень и очень трудно. Самым мистическим образом с прилавков исчезали самые обычные товары, например, пряжа или шерсть. А если сырье для вязки и появлялось в продаже, а точнее, по выражению того времени, - «выбрасывалось», то самого неподходящего для какого-либо фанатизма цвета - серого. Я регулярно обходил трикотажные магазины в надежде увидеть на прилавке красные и синие клубки, но удача, видимо, от меня отвернулась. Ничего не оставалось делать, как сшить хлопчатобумажный красно-синий шарф. Но хоккей - зимний вид спорта, и ходить зимой в шарфе из хлопка было некомфортно. Чтобы показать, что я фанат армейской команды, я сплел из мулине что-то типа красно-синий косицы. Но выглядело это украшение как-то по-хипповски, фенечка какая-то, и мне это не нравилось - не для ультрас тема.

Наконец-таки в Доме моды на Петроградской я увидел-таки мотки пряжи красного и синего цветов! Но синяя пряжа была настолько темной, что воспринималась как черная. Но делать было нечего, и я купил три мотка красной пряжи и столько же синей. Моя мама вязать не умеет, и я обратился за помощью к соседке. Та связала мне огромный шарф, в который можно было завернуть всего себя, но связала каким-то особым способом, и шарф был меньше всего похож на фанатский.

Я замечал, что у большинства фанатов ЦСКА «розетки» тоже кустарные - связаны мамами или бабушками. Но меня это не успокаивало, я хотел иметь настоящий фанатовский шарф. И как же я радовался, когда мой друг, фанат московского «Динамо» Рулет подарил мне на День рождения настоящий трикотажный красно-синий шарф! Я даже обнял Рулета в знак благодарности.

Вскоре мне дали адрес трикотажной мастерской, где на заказ вязали свитера (пусера - как тогда говорили). Находилась она на Благодатной улице, недалеко от Парка победы. Ее обнаружил Фюрер (Дюрер), который поблизости. Сам он заказал себе там сине-бело-голубой пусак, а я поспешил, естественно, заказать красно-синий. В общем, последний сезон перед армией я встретил в классном фанатовском прикиде, что наполняло все мое существо гордостью и счастьем.

Мы хотели выделиться, чтобы подчеркнуть: мы - истинные болельщики, настоящие фанаты, те, для кого поддержка любимого клуба не просто рядовой поход на стадион, а образ жизни. Фанатовский прикид выделял нас из серой совковой толпы. Отчасти это был вызов уравнительной системе. Повязывая на шею шарф с цветами родной команды, мы как бы заявляли окружающим: вы все серые, одинаковые, вы такие, какими вас хотят видеть начальники, а мы нет; вы - мертвые, а мы - живые.

Сейчас все иначе - существуют магазины фанатской атрибутики, на стадионе - бесконечные лотки с шарфами, повязками, кепками, шапочками, футболками с эмблемами команд. Только покупай! Только потребляй!

Помню, я вырезал из солдатского шеврона красную звезду и приклеил ее на синюю футболку. Поучилось вроде неплохо - как у футболистов легендарной «команды лейтенантов». Сейчас так никто не будет заморачиваться. Нужна футболка с эмблемой любимой команды? Иди и купи. И люди покупают. Каких только персонажей не встретишь на стадионе и в его окрестностях в день матча! Укутанные в клубные шарфы, в клубных футболках, в шляпах цветов команды, в шлемах с рогами. И с пивом. Настоящая клоунада.

Наверное, эта повсеместная клоунада настолько неприятна нынешним фанатам, что они предпочитают вообще ходить без цветов. Ведь фанатизм - во многом это бунт против законов общества потребления. И когда фанатам не может нравиться, что символы, за которые они готовы рисковать очень многим, стали предметами купли-продажи. Кроме того, фанатское движение немыслимо без внутренней структуры и иерархии. Раньше право на ношение розетки нужно было заслужить, пробивая выезды и отстаивая честь клуба и «грядки» в драках с противниками. А сейчас клубный шарф может купить любой лох. И поэтому нынешние фанаты ищут иные способы указать на свое место в движе.

Сейчас ребята объясняют то, что они не ходят в одежде цветов команды, без «розетки» тем, что не хотят «светить щи перед полисом». Менты, конечно, тугодумы. Но те из них, что занимаются профилактикой околофутбола, наверняка давным-давно просекли: если парень идет на стадион в шарфе от Burberry, да еще в белых кроссовках, то это их клиент. Так что для маскировки сейчас лучше одеваться в стиле отчаянной «кузьмы»: розетка, футболка, колпак. Если так вырядится, никто тебя не заподозрит в желании подраться, устроить побоище. Но я уверен, что дело не в маскировке, а в желании футбольных хулиганов противопоставить себя толпе. Просто раньше толпа на стадионе была серой, а сейчас она - цветная.

- Менты вас сильно прессовали!

- Еще бы. Мы же были «неформальным объединением молодежи», а любые объединения молодежи не под эгидой комсомола воспринимались как вызов системе. Менты нас били не слабее, чем сейчас они бьют участников «Маршей несогласных». Перечислять все случаи - займет целый том. Вспомню только то, что произошло в Киеве, на матче «Сокол»-СКА.

Наш любимый СКА уверенной поступью шел к бронзовым медалям чемпионата 1986-1987, и мы решили его поддержать. Причем мы не поехали, а полетели на самолете. Киевляне приняли нас настороженно. Хлопцы враждовали с фанатами ЦСКА, но дружили с «зенитчиками», им потребовалось какое-то время на то, чтобы решить, драться с нами или нет: с одной стороны, мы из дружественного им Ленинграда, а с другой - болеем за армейцев, такие же красно-синие, как и ненавистные им фанаты ЦСКА. Решили не драться, а радушно принять. Однако пить до матча мы отказались, это было наше армейское правило - не пить перед игрой. Я его ввел, потому что не раз видел, до чего доводит пьянство фанатов «Зенита»: до чего угодно, только не до стадиона.

Только я зарядил «Ар-р-р-мейцы с Невы!», как на меня набросились человек пять ментов. Они вытащили меня и Малыша, который за меня вписался, на запасную лестницу, и стали избивать. Двое ментов меня согнули почти пополам, а третий мент сзади бил меня по почкам кулаком, другие упражнялись в ударах ногой, норовя угодить в пах. Рядом кричал Малыш, его тоже били. Затем нас вытащили в фойе стадиона, где какой-то пузатый милицейский чин, полистал наши с Малышом паспорта и приказал подчиненным: «Отвезти их в приемник как бродяг».

- Мы не бродяги, я работаю техником в геологическом институте, а чтобы приехать сюда на хоккей, взял отгулы, - сказал я, чувствуя как во мне буквально плещется и закипает ненависть к этой ментовской роже. «А что если сейчас всадить ему в челюсть? Что он сделает? Нассыт ли в свои серые штаны от неожиданности или наоборот - рассвирепеет?» - такие мысли пульсировали в моей голове. Но мои руки заломали подручные пузатого чина, тот, что держал меня слева, исподтишка загибал мне еще и кисть, было жутко больно.

- Я сказал - в приемник!» - заорал пузытый. Его подчиненные потащили нас в пикет оформлять протокол. Все закончилось тем, что меня и Малыша просто вытолкали со стадиона. Как потом выяснилось, то, как нас выносят с трибун, увидел начальник СКА, майор, не помню его фамилию, он знал меня и других ребят. Его возмутил ментовский произвол, и он пошел разбираться. В Ленинграде и в Москве в годы перестройки менты вели себя поскромней. Видимо, до Киева «ветер перемен» долетел позже.

В общем, нас просто выгнали со стадиона. Но мы сумели пройти обратно через служебный ход с киевской командой из низшего дивизиона, и досмотрели матч, сидя в служебной ложе.

Сколько раз я сталкивался с ментовским произволом, когда был фанатом, а это не такой и большой срок, всего-то четыре года, не сосчитать. Менты нас били, выгоняли со стадионов, несмотря на то, что с нашими билетами все было в порядке, держали в отстойниках... В нашей среде ходили легенды о фанате, забитом ментами до смерти. Она, эта легенда, наминала легенды о черном альпинисте или белом спелеологе, но была недалека от истины. Мы все в любой момент могли стать ментовской жертвой.

- А как складывались отношения с командой?

- Я ощущал себя частью команды. Ведь именно я организовал армейский фанатизм в Ленинграде. Мне было очень тяжело в городе, где на фанатизм установлена сине-бело-голубая монополия, но я не сдался. Песни и речевки, которые придумал я, до сих пор кричат и распевают питерские армейские фанаты, даже не зная, кто их автор (правда, мне плевать на копи-райт). Я был всегда вместе со СКА, не отворачивался от него даже после разгромных поражений, когда его высмеивали как сборище неудачников. Хоккеисты видели меня в красно-синем шарфе и с флагом со звездой, как на домашней трибуне, так и на выездах, я встречал их перед матчем и организовывал проводы после. Поражения СКА были моими поражениями, а победы СКА - моими победами. В этом смысле я с полным правом считаю себя бронзовым призером чемпионата СССР по хоккею 1987 года. Конечно, у меня нет медали. Но я вместе с командой проделал путь, точнее - восхождение, из подвала турнирной таблицы до ее третьей ступени.

После бронзового сезона тогдашний тренер СКА Валерий Шилов в интервью газете «Смена» сказал: «Обидно бывает за поведение ленинградских болельщиков. Команда бьется из последних сил, а они сидят, будто воды в рот набрав. И только наши верные друзья, мальчишки, что в «Юбилейном» собираются на трибуне за воротами, всегда поддерживают нас. Были они и во всех городах, где играла наша команда».

Мне кажется, и сами игроки считали меня частью команды. На своем первом выезде за СКА, а это был выезд в Воскресенск, я сразу отметил, что армейцы фанатов не чураются.

Еще круче развивались события в том же Воскресенске весной 1987 года. Армейцы сыграли вничью с воскресенским «Химиком» и эта ничья обеспечила им бронзовые медали. А конкурентом в борьбе за место на пьедестале был именно долбанный «Химик». Мы приехали в Воскресенск в количестве пятнадцати человек, добирались окружными путями на автобусе. Не буду скрывать: на въезде в Воскресенск я посоветовал парням снять цвета, для нас важно было добраться до стадиона и поддержать СКА в ходе ответственной игры, а потом - будь, что будет.

Матч выдался очень сложным, наши проигрывали, но им удалось сравнять счет, два красивейших гола забил Николай Дроздецкий, и армейцы после 16 летнего перерыва стали обладателями бронзы. Менты нас стали прессовать еще до начала игры, сразу после того, как начали заряжать, но потом отстали, просто держали в оцеплении и все.

После матча нас долго держали на трибуне, пока стадион не опустел.

- Да, ребята, не сладко вам сейчас придется, боюсь, не все из вас вернутся домой целыми и невредимыми, - сказал мент из оцепления и саркастически улыбнулся. - Но вы сами себе нашли на жопу приключения. Единственно, то мы можем сделать, - вывести вас со служебного входа.

Идя по переходам, мы столкнулись с каким-то высоким откормленным чуваком в дубленке.

- Из Питера, ребята? За СКА болеете? - спросил он меня довольно дружелюбным тоном.

- Да, из Питера, фанаты СКА, - ответил я, еще не веря в то, что наши взяли медали.

- Убить вас мало! - неожиданно бросил чувак.

Служебный вход был оцеплен металлическими ограждениями, за которым толпились воскресенские говнари - рыл сто, если не больше, видимо, молодые работяги с местного химического комбината.

Толпа загудела матюгами. Менты, что стояли перед входом, подталкивая друг друга, залезли внутрь стадиона. Я не знал, что делать. Обратного пути нет, дверь за нами закрыли, а вперед идти - значит, сразу полечь костьми. Дверь служебного входа открылась, и появился Коля Маслов.

- Та-ак! Что здесь происходит, ребята? А, понятно… - Коля увидел скопище говнарей, и быстро оценил ситуацию. - Подождите, ребята, немного.

Капитан СКА зашел обратно во Дворец спорта. Мы продолжали толпиться перед служебным входом, говнари дразнили нас, но за ограждение не заходили, менты наблюдали за происходящим изнутри стадиона, благо стены его были прозрачными.

И тут из Дворца спорта один за другим стали выходить хоккеисты СКА, держа в руках клюшки.

- Так, парни, мы вас сейчас оцепим и доведем прямо до гостиницы, а уже оттуда довезем на автобусе до Москвы, - объяснил нам Коля Маслов свой план.

И мы пошли. Хоккеисты держали клюшки двумя руками, крюками верх, - на изготовке, если бы какой-нибудь вонючий гопник, он же - говнарь, попытался бы прыгнуть на нас, он получил бы в лоб хоккейным инструментом. Воскресенские идиоты не ожидали такого развития событий.

Я никогда не забуду тот случай. Больше я никогда не чувствовал ничего подобного. Это было полное единение игроков и фанатов, мы были одной командой: хоккеисты и те, кто с трибун поддерживал их и в дни побед и в дни поражений. Толпа говнарей расступалась перед нами. Уродам не ничего не оставалось, кроме как кричать вслед нашей фаланге: «Конюшня!». Мы проходили сквозь них, как нож сквозь масло, не отвечая на оскорбления. Гордость за себя и цвета родного клуба - вот что испытывал я и мои друзья. Никогда больше красно-синяя розетка не грела так мою шею, как тогда в Воскресенске. Наверное, те же чувства, что пережил я после того памятного матча, испытывали итальянские фронтовики, входя в Рим в октябрьские дни 1922 года: гордость, чувство локтя, упоение опасностью и братство.

Я всегда презирал и презираю людей, которые выставляют на щит понятие «братство». Когда я слышу от какого-нибудь марксистского или анархистского придурка заявление о любви к людям, мне смешно и противно одновременно. Нельзя любить быдло, пошляков, трусов. И тот, кто говорит, что он любит людей, просто врет, и это вранье мне противно.

Я всегда отказывался брататься с абстрактными величинами: народ, нация, рабочий класс… Зато я знаю, что такое настоящее братство. Я уверен, что если бы тогда в Воскресенске на нас напали говнари, мы бились бы до конца, как бывало не раз. Каждый из нас рисковал собой, своим здоровьем, лишь бы выручить товарища. И я готов был разорвать любого, кто посмел бы напасть на Малыша, Агитатора, Провокацию… Эти парни были не просто моими приятелями, с которыми я проводил время на хоккее, они были моими братьями, боевыми товарищами, вместе с ними я рисковал, отстаивая честь любимого армейского клуба.

Тогда, весной 1987 года, мы пережили опасность вместе с командой, вместе с хоккеистами СКА, мы, фанаты, и команда стали единым целым. Команда - нечто большее, чем 20-25 игроков. Игроки приходят и уходят, а КОМАНДА остается. КОМАНДА для фаната - это история клуба, его цвета, его герб, его достижения и поражения. КОМАНДА для фаната - это как Родина. И, конечно, КОМАНДА для него - это еще мифология, традиции и авторитеты его сообщества.

1998-2002Edit

Фан-группировка армейцев существует в Питере с середины 80-х. До 1998 года деятельность армейцев ограничивалась суппортом широко известного хоккейного клуба. Но в 2000-м году на радость скучавшим в летнее межсезонье красно-синим в третьей лиге появилась футбольная команда СКА, немедленно получившая поддержку фанов. По сути, этот клуб был дублем Локомотива, игравщего тогда в первой лиге. Однако за всю историю команды на стадионе не был замечен ни один локомотивщик, зато без красно-синих не обходится ни одна домашняя и большинство выездных игр.

Первоначально имя фанатов питерского СКА ассоциировалось с бригадами Red-Blue Nordics (Красно-синие северяне) и появившимися позже Ice Soldiers (Ледяные солдаты). В составах этих групп числилось порядка 50-60 человек, на выездах же цифра составляет обычно 7-10 человек. 17 ноября 2000 года обе банды объединяются в Nordic Soldiers.

2000 год был отмечен первыми потасовками Nordics: с питерскими динамиками, 4 на 6 (полная победа красно-синих) и 4 на 9 с новгородскими мужиками (вчистую проиграна). Кроме того с этого года начались забеги по полю и прочие шалости региональных соревнований.

Skapiterfutbik

СКА Питер на футболе (2001)

В следующие два года наблюдается резкий подъем питерских армейцев: все больше и больше пробивается футбольных и хоккейных выездов, активизируется шиза на домашней ледовой арене, выпущено 15 эксклюзивных розеток, а к концу сезона пошит и баннер 1,5 х 10 м с названием банды. Кроме того еще один баннер – «Армейцы с Невы» (1,5 х 5 м) пошили интернетчики.

В плане идеологии к сезону 2001-2002 питерских армейцев стала охватывать страсть к кэжуал-стилю. Начались активные хулиганские акции: несколько локальных махачей, пересечения с зенитовскими фирмами, с Aliens и т.д. На сектор стала подтягиваться молодежь тоже не чуждая хулс-идеологии.

В дальнейшем события шли по вектору нарастания хулиганской деятельности и одновременно снижению деятельности трибунной. Упал в развитии суппорт, домашний сектор к концу футбольного сезона поредел, а на хоккее вообще практически отсутствовал. Все больше становится околофутбола, хоккейная же активность ограничивается выездами в Череповец и Ярославль. Зато именно хоккею «нордики» обязаны самым крупным своим побоищем в Воскресенске – 23х70. Выездной рекорд был установлен в конце февраля 2008 года - 127 щей.

Что же до футбола, то в это время армейцы активно пересекаются с красно-белой молодежью составами по 7-10 человек. Сначала немного поозорничали с питерским Динамо, но потом стали выступать единым составом до 20-25 щщей. Кроме пересечения с Aliens часто ходят на рэп-, панк-концерты и гоняют «штанов» и анархистов.

Теперь немного о прессе: печатным органом «нордиков» является фанзин «Nordic Times», который впервые вышел в апреле 2001 года, а сейчас уже насчитывает 5 номеров. Фанзин оставляет о себе очень приятное впечатление, в основном описывает выезда, но большое место занимает и полемика (как мне кажется это отличительная черта всех питерских изданий). Приятно также и то, что напечатан фанзин офсетным способом, довольно увесист и пропитан особой любовью к хоккею, а не спиртом.

krnr, 2006

2003-2011Edit

ПрочееEdit

ФанзинEdit

см. Nordic Times

Выезда (футбол)Edit

  • КФК - 1998

Новгород - 2, остальные - 0

  • КФК - 1999

Петрозаводск - 2, Кондопога - 2, Псков - 6+12, остальные - 0

  • КФК - 2000

Павлово-на-Неве - 8, Светогорск - 7, Петрозаводск - 2, Пикалево - 1, Новгород - 8

  • КФК - 2001

Светогорск (тов. матч) - 1 Приозерск - 24 Новгород - 22 Северодвинск - 2 Кондопога - 4 Пикалево - 4 Псков - 14

  • КФК - 2002

Псков - 15 Коряжма - 3 (матч не состоялся, команда была расформирована)

Выезда (хоккей)Edit

  • Сезон 1984/85

Воскресенск - 3, Рига - 2, Киев - несколько, остальные - ???

  • Сезон 1985/86

Первый круг: Таллин (Крылья Советов) - 2, Таллин (Ижсталь») - 2, Москва (Крылья Советов) - 25 ...
Второй круг: Воскресенск - 3, Москва (Динамо) - несколько, Рига - несколько, остальные - ???

  • Сезон 1986/87

Калинин (чемп.ВС) - 4, Тольятти (кубок) - несколько
Первый круг: Москва (Крылья Советов) - 1, Киев - 7, Горький - несколько, Москва (Спартак) - несколько, Москва (Динамо) - несколько, Воскресенск - несколько, Москва (ЦСКА) - несколько ...
Второй круг: Москва (Крылья Советов) - 13, Москва (Спартак) - 40, Рига - 21, Воскресенск - несколько, Москва (Динамо) - ок.10, остальные - ???

  • Сезон 1987/88

Первый круг: Свердловск - 10, Челябинск - 10, Москва (ЦСКА) - несколько, Воскресенск - несколько, Горький - 30, Ярославль - >10, Москва (Крылья Советов) - 35, Москва (Спартак) - 40, Рига - 75, Ижевск - несколько, Киев - 10, Москва (Динамо) - 45, Нарва (Звезда/СКА-2) - 8, Свердловск (Кубок ВЦСПС) - 11
Второй круг: Москва (Крылья Советов) - 40, Москва (Спартак) - 20, Воскресенск - 11, Рига - 68, Киев - 5, Москва (ЦСКА) - ок.20, Москва (Динамо) - несколько, остальные - ???

  • Сезон 1988/89

Свердловск (Приз «Сов.спорта») - 2, Нижний Тагил (Приз «Сов.спорта») - 2
Первый круг: Воскресенск - 23, Москва (ЦСКА) - несколько, Челябинск - ок.10, Свердловск - ок.10, Ярославль - 15, Москва (Спартак) - несколько, Рига - 52, Минск - 16, Москва (Динамо) - 6, Горький - 9, Москва (Крылья Советов) - 15, Киев - несколько, Харьков - 3
Второй круг: Москва (Крылья Советов) - 20-30, Киев - несколько, Свердловск - 3, Челябинск - 3, Москва (ЦСКА) - несколько, Рига - несколько, Москва («Спартак») - несколько, Москва («Динамо») - несколько, Воскресенск - 3, Рига (Кубок Лиги) - ок.30, остальные - ???

  • Сезон - 1989/90

Первый круг: Москва (Крылья Советов) - 11, Москва (Динамо) - 10 ...
Второй круг: Саратов - 8, Электросталь - 15, остальные - ???

  • Сезон - 1990/91

Первый круг: Горький - 6, Ярославль - 10, Москва (Крылья Советов) - 5, Рига - 13, Москва (Динамо) - 5, Минск - 7, Воскресенск - 2, Москва (Спартак) - 3, остальные - ???
Переходный турнир: Новосибирск - 2, Свердловск - 1, Харьков - 2

  • Сезон 1991/92

Переходный турнир: Ярославль - несколько
Турнир четырех: Ярославль - несколько
остальные - ???

  • Сезон 1992/93

Второй этап: Череповец - 5, Москва (ЦСКА) - ок.10
Плей-офф: Тольятти - 5
остальные - ???

  • Сезон 1993/94

Минск - 4, Москва (Динамо) - 5, Москва (Спартак) - 9, Череповец - 2, Москва (Крылья Советов) - 13, Омск - 1, Москва (ЦСКА) - 18, Н.Новгород - 1, Воскресенск - 2.

  • Сезон 1994/95

Первый этап: Москва (Спартак) - 13, Москва (Крылья Советов) - 2, Москва (ЦСКА) - 10, Москва (Динамо) - 8, Череповец - 4.
Второй этап: Москва (Спартак) - 11, Москва (ЦСКА) - 6, Москва (Крылья Советов) - 3, Москва (Динамо) - 3, Минск - 4, Ярославль - 1, Череповец - 2.

  • Сезон 1995/96

Первый этап: Электросталь - 4, Нижний Новгород - 2, Ярославль - 5, Москва (ЦСКА) - 9, Череповец - 2, Минск - 5, Москва (Динамо) - 9, Москва (Крылья Советов) - 8, Москва (Спартак) - 13.
Второй этап: Москва (Спартак) - 6, Электросталь - 2, Ярославль - 2.

  • Сезон 1996/97

Первый этап: Москва (Крылья Советов) - 3, Пенза - 1, Электросталь - 3, Ярославль - 3, Москва (ЦСКА) - 3, Москва (Динамо) - 11, Москва (Спартак) - 9.
Второй этап: Саратов - 1, Тольятти - 1

  • Сезон 1997/98

Первый этап: Ярославль - 8, Москва (ЦСКА) - 12, Электросталь - 1, Воскресенск - 2, Москва (Спартак) - 11, Москва (ЦСКА) - 11, Череповец - 5, Москва (Динамо) - 6.

  • Сезон 1998/99

Первый этап: Москва (Динамо) - 16, Липецк - 5, Москва (ЦСКА) - 10, Москва (Спартак) - 1, Воскресенск - 8, Тольятти - 2, Самара - 4, Ярославль - 27, Череповец - 28, Казань - 3.
Переходный турнир: Воскресенск - 6, Москва (ЦСКА) - 2, Москва (Крылья Советов) - 4, Екатеринбург - 2, Челябинск - 2.

  • Сезон 1999/2000

Череповец (тов.матч) - 1, Череповец - 8, Нижний Новгород - 5, Ярославль - 5, Рыбинск (СКА-2) - 2, Электросталь - 3, Пермь - 1, Москва (Динамо) - 9, Липецк - 24.

  • Сезон 2000/01

Первый этап: Москва (Динамо) - 8, Пермь - 2, Череповец - 13, Москва (ЦСКА) - 12, Казань - 3, Нижнекамск - 5, Подольск - 1, Ярославль - 8.
Второй этап: Подольск - 5 (недоезд), Москва (ЦСКА) - 15, Москва (Динамо) - 13.

  • Сезон 2001/02

Первый этап: Москва (Динамо) - 4, Череповец - 18, Москва (Крылья Советов) - 1, Москва (Спартак) - 5, Ярославль - 9, Нижний Новгород - 7.
Второй этап: Череповец - 7, Москва (ЦСКА) - 10, Уфа - 2, Москва (Динамо) - 10.

  • Сезон 2002/03

Вантаа (Финляндия, турнир) - 3
Первый этап: Москва (Динамо) - 5, Пермь - 1, Череповец - 27, Новосибирск - 4, Новокузнецк - 4, Москва (Крылья Советов) - 4, Ярославль - 18, Челябинск - 2, Магнитогорск - 2, Москва (ЦСКА) - 20, Нижнекамск - 2, Москва (Спартак) - 44
Второй этап: Ярославль - 47, Пермь - 3, Уфа - 3. Москва (Крылья Советов, тов.матч) - 3.

  • Сезон 2003/04

Холлола (Финляндия, Кубок Паюлахти) - 3, Череповец (Мемориал Беляева) - 4, Москва («Динамо») - 17, Ярославль - 2, Нижний Новгород - 16, Москва (Велком - СКА-2) - 4, Череповец - 14, Воскресенск - 33, Омск - 3+1, Тольятти - 1, Лахти (Финляндия, тов.матч) - 5, Москва (ЦСКА) - 17, Череповец - 5, Москва (Динамо) - 4, Нижний Новгород - 2, Ярославль - 1, Воскресенск - 2, Омск - 2, Зволен (Словакия, Кубок ТВЭЛ) - 4, Москва (ЦСКА) - 14, Москва (ЦСКА-2 - СКА-2) - 2, Казань - 7.

  • Сезон 2004/05

Вяяксю (Финляндия, Кубок Паюлахти) - 3, Хейнола (Финляндия, тов.матч) - 3, Череповец (Мемориал Беляева) - 7, Нижнекамск - 2, Казань - 2, Москва (Спартак) - 3, Ярославль - 18, Москва (Динамо) - 5, Череповец - 11, Москва (ЦСКА) - 4, Тверь (СКА-2) - 4, Воскресенск - 2, Омск - 1, Владимир (СКА-2) - 3 Москва (Спартак) - 3 Ярославль - 5, Москва (Динамо) - 5, Череповец - 17, Воскресенск - 1+3, Череповец (тов.матч) - 2, Тольятти - 3, Пермь - 1, Москва (ЦСКА) - 33.

  • Сезон 2005/06

Паюлахти (Финляндия, Кубок Паюлахти) - 3, Лахти (Финляндия, тов.матч) - 5, Череповец (Мемориал Беляева) - 9, Уфа - 2, Тольятти - 4, Магнитогорск - 3, Москва (Динамо) - 3, Ярославль (СКА-2) - 3, Воскресенск - 3, Москва (Спартак-2 - СКА-2) - 1, Череповец - 11, Москва (Спартак) - 1, Ярославль - 13, Воскресенск (СКА-2) - 1, Пермь - 4, Москва (ЦСКА) - 12, Тверь (СКА-2) - 2, Чехов - 30, Тверь - 22, Москва (Динамо) - 2, Тольятти - 2, Москва (ЦСКА-2 - СКА-2) - 1, Чехов - 5, Электросталь (СКА-2) - 1, Пермь - 3, Лаппеенранта (Финляндия, тов.матч) - 3+3, Череповец - 50, Москва (Спартак) - 10+2, Электросталь (СКА-2) - 4+2.

  • Сезон 2006/07

Паюлахти (Финляндия, Кубок Паюлахти) - 4, Москва (Крылья Советов, тов.матч) - 2, Череповец (Мемориал Беляева) - 8, Челябинск - 4, Магнитогорск - 3, Москва (Динамо-2 - СКА-2) - 4, Череповец - 41+2, Ярославль - 62, Чехов - 4, Москва (ЦСКА) - 20, Подольск - 17, Москва (Динамо) - 14, Мытищи - 7+4, Омск - 1, Череповец (тов.матч) - 3, Москва (Крылья Советов) - 4, Казань - 1, Хабаровск - 2, Челябинск - 3+1, Москва (Динамо) - 16+5, Ярославль - 83, Подольск - 1+2, Уфа (плей-офф) - 3.

  • Сезон 2007/08

Паюлахти (Финляндия, Кубок Паюлахти) - 14, Холлола (Финляндия, Кубок Паюлахти) - 10, Череповец (Мемориал Беляева) - 27, Нижний Новгород - 11, Москва (ЦСКА) - 34, Нижнекамск - 1, Казань - 8+50, Балашиха - 1, Москва (Динамо) - 35, Мытищи - 50, Подольск - 8, Москва (Спартак) - 5, Череповец - 95, Ярославль - 16+3, Тольятти - 5, Уфа - 4, Н.Новгород - 2, Омск - 1, Мытищи - 4+1, Москва (ЦСКА) - 15, Ярославль - 127, Хабаровск - 2, Москва (Спартак, 1-й матч 1/8) - 16+9, Москва (Спартак, 2-й матч 1/8) - 11+30, Ярославль (1-й матч 1/4) - 11, Ярославль (2-й матч 1/4) - 58.

  • Сезон 2008/09

Паюлахти (Финляндия, Кубок Паюлахти) - 15, Зальцбург (Австрия, турнир Red Bulls Salute) - 12, Магнитогорск - 1, Уфа - 1, Челябинск - 2+4, Балашиха (СКА-2) - 7+2, Москва (ЦСКА) - 27, Нижний Новгород - 7, Мытищи - 4+3, Балашиха - 7+5, Рига - 20, Минск - 100, Москва (Динамо) - 18, Воскресенск - 3+2, Балашиха - 4, Нижнекамск - 1, Казань - 3, Москва (Спартак-2 - СКА-2) - ~20, Челябинск - 2, Астана - 3+2, Воскресенск - 1, Омск - 1, Ярославль - 23, Череповец - 21, Чехов - 5+1, Москва (ЦСКА-2 - СКА-2, 1-й матч) - 2, Москва (ЦСКА-2 - СКА-2, 2-й матч) - 35, Москва (ЦСКА) - ~80, Москва (Спартак) - ~20, Чехов (СКА-2) - 2, Новосибирск - 1+2, Хабаровск - 0+20, Москва (Спартак, 1/8) - ~70, Москва (Динамо-2 - СКА-2) - 1, Москва (Д-2 - СКА-2, 1/8, 2-й матч) - 1, Москва (Д-2 - СКА-2, 1/8, 5-й матч) - 2, Москва (ЦСКА-2 - СКА-2, 1/4) - 1.

  • Сезон 2009/2010

Паюлахти (Финляндия, Торпедо, тов.матч) - 9, Базель (Швейцария, турнир Summer Ice Hockey) - 11, Екатеринбург - 2+9, Челябинск - 3, Магнитогорск - 2+2, Рига - 15, Минск - 48+5, Москва (Динамо) - 32+2, Вильнюс - 40, Москва (Динамо) - 1 + балласт, Ярославль - 120, Балашиха - 11, Рига - 4+1, Чехов - 14, Нижний Новгород - 12, Москва (ЦСКА) - 31 + балласт, Минск - 89+4, Мытищи - 6+8, Череповец - 16 + балласт, Москва (ЦСКА) - 6 + балласт, Мытищи (СКА-1946) - 2, Уфа - 2, Омск - 3+1, Астана - 1, Воскресенск (СКА-1946) - 0+10, Казань - 1+5, Тольятти - 2, Нижнекамск - 3, Москва (Спартак) - 66+5, Новосибирск - 1+1, Хабаровск - 5+39, Рига (плей-офф, 1/8) - 45+5.

СсылкиEdit

ПримечанияEdit

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.