FANDOM


Часть 1Edit

Многие ошибочно думают, что итальянский термин «ультрас» в своей основе родственен английскому понятию «футбольный хулиган». Если мы глубже разберемся в значении этих двух выражений, то вскоре выясним, что они не только не соответствуют друг другу, но и что между этими двумя словами в футбольном мире страстных болельщиков нет ничего общего. Хотя, не скрою, очень часто (особенно в некоторых европейских странах) эти два понятия идут друг с другом рука об руку…

С приходом современного футбола в Англию с его бушующими фанатами, этим слово пренебрежительно зазвучало также и в их адрес. И хотя как выражение, слово хулиган звучало довольно обыденно для жителей Британии, то подтекст его был далеко не так дружелюбен, как казалось на первый взгляд, а был синонимичен таким жестоким словам как головорез или же убийца.

В свою очередь слово «ультрас» охватывало в себе более конкретный взгляд на происходящее. Оно всецело и полностью использовалось для обозначения крайних взглядов и убеждений итальянских болельщиков, всецело отдававших себя поддержке любимой команды.

Что касается английского футбольного движения именуемого себя «hooligans», то оно был представлено в основном группами молодых людей выражавших свою искреннюю поддержку в виде песен на стадионах, и более агрессивной манере поведения за его пределами, по сравнению с другими европейскими футбольными фанатами.

В Англии уличные субкультуры, порожденные в основном рок музыкой, способствовали рождению, развитию и распространению системы, которая позже и стала определяющим фактором для развития того самого пресловутого хулиганизма, о котором идет речь. (Строгая принадлежность к контролируемой территории, жесткие рамки приема в организацию, защита пабов и кабаков от незваных гостей, агрессивное поведение и т.д.)

Футбол был одной из многих причин ненавидеть своих противников, (зато какой!) так как, живя в различных национальных сферах этот феномен, находился в постоянном конфликте во взаимодействии с этническими, социальными, культурными, религиозными и политическим взглядами. Коллективный принцип фанатской привязанности можно было бы описать, как желанием быть лучшими по сравнению с такими же «фирмами» живущими не только в соседних районах, но и в близлежащих городах и охарактеризовать все движение как – «Я – один против всех, и я докажу, что Я – лучший».

В сравнении с Британской моделью, ультра группировки были более открыты для людей из внешнего мира, благодаря культурно-национальной тенденции. В рядах тиффози могли быть и женщины, некоторые группировки даже вели учет своих членов. Для фанатов Италии были характерны до матчевые приготовления хореографии, встречи перед матчами, разучивания и придумывание новых песен, инсценировки эффектных маханий флагами и так далее.

Стоит напомнить и о том, что классическая модель английской «фирмы» была представлена людьми одного класса, будь они рабочими или представителями среднего слоя общества. В итальянских же коллективах, в самом начале развития движения, основными были политические идеи, что заставляло людей, принадлежавших к разным слоям населения, стоять плечом к плечу и отстаивать свои убеждения.

Когда английские и итальянские клубы встречались между собой в еврокубках, разница поддержки на стадионах между ними была заметна даже для обыкновенного болельщика, пришедшего просто поддержать свою любимую команду с шарфом на шее.

Надеюсь, представленные ниже элементы отношения фанатов к футболу, к процессу поддержки в Италии, помогут разобраться вам в определяющее-отличительной, важной разнице в развитии двух, казалось бы, равных по идее понятий и культур.

Первые группировки, позицию и поведение которых можно было, заочно окрестить как «ультрас» появились в Италии конце 1960-тых, начале 70-тых годов прошлого века.

Молодые люди в возрасте от 15 до 25 лет, заинтересовавшись низкими ценами на билеты и возможностью посещать матчи по системе абонементов, стали все чаще собираться вместе в самых дешевых секторах стадиона.

Они мгновенно очертили себя серией уникальных характеристик и особенностей, выгодно отличавших их от традиционной модели зрителя стадионов Италии того времени.

Помимо того, ультра настроенная молодежь, ревностно охранявшая свое пространство на стадионе, вывешивала транспаранты с изображением своих имен, либо же представляла символы своих группировок, к которым они принадлежали. Одевались молодые люди, как правило, в военизированный вид одежды, почерпнутый у одной модной по тем временам полит-экстремистской организации.

В стиле одежды преобладали: высокие шнурованные ботинки dr.Martins, балахоны, камуфлированные жакеты и ветровки одетые таким образом, что б бы из под них обязательно выглядывал шарф с цветами любимого клуба.

Первоначальной характерной особенностью ультрас была не только тотально новая поддержка команды (в ёё более широком смысле), но также непосредственное участие в самом футбольном матче.

У бразильских торсидос был позаимствован эффект шумовой поддержки с помощью барабанов и использованием рупоров.

У Англичан присмотрели зрительный эффект так называемый «scarf effect» (сконцентрированная масса поднятых или размахивающихся шарфов) и песнопения закликающие своих кумиров идти вперед, либо же запугивающие ошеломляющие речёвки в адрес противников.

Совместно с упомянутым выше, ультра коллективы широко применяли пиротехнические средства (фаера, дымы, ракеты, салюты, цветные бенгальские огни) привнося стадиону изюминку живого, бурлящего, полного эмоциями организма.

Совместная же трибунная или секторная хореография (использование на стадионе поднятых над головой цветных листов бумаги (плашек) для достижения огромной общей, объемной картины) появившаяся впервые на стадионах Аппенинского полуострова навеки установила рамки в итальянском стиле фанатской преданности…

Вскоре такая поддержка стала рассматриваться клубом, игроками, да и самим болельщиками как часть стратегии и тактики, использовавшейся для достижения победных целей. (Тот самый 12 игрок, о котором так любят твердить наши спортивные комментаторы).

Фантасмагорические, ошеломляющие представления в огромном масштабе создавали непередаваемый визуальные эффект, длившийся, к сожалению, лишь короткий промежуток времени.

Болельщицкий гениум все чаще показывал величье и мощь итальянской фантазии. Пример можно начать с изображения французской газетной обложки «Le Monde» («Genoa North Terrace») и заканчивая очерком о городских достопримечательностях выполненных в оригинальном типографическом масштабе («Florence Fiesole curve»).

Группировка «Fossa dei Leoni», (названа в честь старой черно-красной арены), поддерживавшая команду «Milan» до недавнего прошлого, была самой возрастной ультра группировкой во всей Италии. Первые кирпичики ее фундамента были заложены в еще далеком 1968 году. К сожалению, причиной распада в ноябре 2005 года послужили внутренние недоразумения между лидерами движения, и на собрании организации было принято решение остановить свою деятельность во имя сохранения чести.

Однако если быть более скрупулезным, то естественно можно разыскать след и более ранних группировок. Таких, например как, «Fedelissimi Granata», возникшей в 1951 году в Турине и все еще, хотя в меньшем количестве, существующей в ультра строе на трибуне Maratonacurve.

Sampdoria Ultras возникли в 1969 году, и именно они были первыми, кто окрестил себя термином, разошедшимся по всему миру.

В своей же основе группировки были очень похожи на своих политических собратьев, поддерживавших друг друга, судя по политическим пристрастиям.

В целом, рождение ультра группировок в Италии имел место быть в ненормальном политическом контексте. Спорт и культурные мероприятия рассматривались в двух направлениях: первое – как проявления экспрессивной поддержки, второе – в канцеляристки консервативном видении мира. Другими словами тот и другой фанатизм нес в себе профашистские, коммунистические, правые или левые идеи.

Большинство фанатов Милана были рабочими миланской железнодорожной сферы, поэтому они не выносили болельщиков Интера, которые принадлежали к среднему, более зажиточному классу с их предместьями и консервативными идеями. Также политические тенденции региона привыкли накладывать свой отпечаток на наиболее значимые болельщицкие организации. Например, в рядах команды «Болонья» было большое количество людей с левыми идеями, в то время как эмблема команды «Верона» была идентична консервативной организации «Veneto».

Приход 70-тых дал огромный толчок для постепенного возрастания совокупности группировок появившихся на трибунах стадионов. Среди ново возникших стоит отметить:

«Yellow-blue Brigade» (Верона); Фиорентинские «Viola Club Viesseux» (названных в честь базарной площади, на которой они впервые познакомились в 1971 году); «Naples Ultras» (1972); Миланская группировка «Red and Black Brigade»; «Griffin's Den» (Дженоа); «Granata Ultras» (Турин) основанные в 1973; «For Ever Ultras Bologna» (1975); «Juventus Fighters» (1975); «Black and Blue Brigade» (Аталанта); «Eagle's Supporters Lazio»; «Commando Ultra Curva Sud» (Рома) или же чаще встречающаяся аббревиатура «CUCS» (Литературный перевод – South Curve Ultras Command), год основания 1977.

Одни болельщицкие формирования распадались, другие же наоборот объединялись с более крупными, или же несколько мелких внезапно становились одной большой семьей. Некоторые группы основывались на элементарной принадлежности к тому отдельно взятому району, баре, школе или же увеселительном заведении, в котором они проводили все свое время.

Многие фанаты состояли в политических кругах либо же принадлежали к политическим движениям, оставлявший отпечаток на их поведении внутри сектора. Их чувство принадлежности к друг другу, дух товарищества, открытое неповиновение существовавшим и ограничивающим их силам и ощущение возможного конфликта с представителями власти придавало группе эффект раскрепощенности и непобедимости. Их способность собраться вместе в огромную группу, числом до нескольких сотен всего за пару часов, одновременно пугала и заставляла уважать их товарищеский дух.

Символами, развивающимися на транспарантах, как правило, были дикие животные (львы, пантеры, тигры), неизбежный символ «веселого Роджера» не покидавший стадион, изображения оружия или символы призывающие к насилию.

У каждого члена коллектива была своя особенная специальная функция. Кто-то занимался организацией поддержки на выездных матчах; кто-то был занят распространением билетов собратьям на домашние встречи; кто-то присматривал за барабанами, а кто-то занимался исключительно краской и материалом для баннеров.

После прихода ультрас на стадионы во время туров итальянского первенства по футболу даже публичное мнение, что до поддержки команды на протяжении матча стало заметно несдержанней. Число неписаных правил увеличилось. Можно выделить такие:

  • вторжение на газон во время матча,
  • освистывание и нелицеприятная критика в адрес арбитра встречи,
  • срыв тренировочного процесса команды,
  • жесткая критика тренера и т.д.

Часть 2Edit

Количество же столкновений (их расцвет приходиться на 1974 год) между враждующими группировками заметно участилась. Середина семидесятых ознаменовалась двумя громкими стычками между болельщиками Ромы и Лацио, Торино и Сампдории.

Как только арбитр трелью возвестил о начале матча, с трибун на поле посыпался град различных предметов, не имеющих отношения к футболу, совместно с жестокими битвами между враждующими лагерями, заставившее людей в форме применить слезоточивый газ. Стычки продолжились уже на улицах города, напоминая яркий пример городских войн: перевернутые горящие автомобили, витринная разруха, град камней и так далее…

Большинство этих инцидентов носили традиционную неприязнь, установившуюся еще задолго до возникновения фанатской поддержки. Отмечу только некоторые из них: «дерби» – встреча разных клубов одного города; продолжительная ненависть между близлежащими, соперничающими городами (Пиза против Ливорно); остальная же часть «махачей» зависела от политической склонности того или иного ультра союза (исторически сложившаяся ненависть между левой группировкой «Red Whites» города Виченца и правыми «Yellow-Blue Brigade» города Верона).

Одним из первостепенных правил сопровождающих разборки между фанами являлся выбор заранее обговариваемого, ограниченного, справедливого пространства (чаще всего это был стадион, либо же его округа). Столкновения начинались с кулачных характеристик, позже переросших в более жестокие, с использованием различного холодного оружия. Первые бои такого типа – с использованием ножей, кастетов, железных прутьев, бейсбольных бит, молотков, велосипедных цепей, веревок с гайками имели место быть между болельщиками Лацио и Наполи.

Аналогичный сценарий повторился в 1975 году между командами «Милан» и «Ювентус»; в 1977 году во время матча «Аталанта» – «Торино» в воздухе проносились железные арматуры; во время матча «Интер» – «Милан» лезвия ножей уже имели массовый характер в схватке «Тhe Boys» со стороны Интера и «Brigade» со стороны Милана.

Чуть позже, болельщики договаривались уже не только о месте «горячей встречи», но и о предметах разрешавшихся использовать во время драк.

Во время римского дерби один из болельщиков Ромы выстрелом в голову из ракетницы убил лациале Vincenzo Paparelli, который скончался через несколько мгновений.

Следующий тур итальянского чемпионата запомнился болельщикам и общественности серьёзными столкновениями в Асколи («Асколи» – «Болонья») 7 человек пострадавших, в Милане («Интер» – «Милан») 18 человек пострадали от ножевых ранений; в Брешии («Брешия» – «Комо») несколько человек обратились в больницу с ранениями.

Трагедия на олимпийском стадионе в Риме не улучшила распространяющийся климат насилия на спортивных аренах Аппенинского полуострова, а наоборот повергла в ужас публичное мнение страны, и стала самой распространенной темой для обсуждения в прессе и в высших эшелонах власти.

Правительство утвердило решительные меры против футбольного насилия: запрет на пронос шестов, на которые насаживались флаги, запрет на пронос и использование символики, барабанов и флагов с ярко выраженными воинственными знаками и рисунками.

После всех этих разборок, выбитых зубов, переломов, ссадин и смертей, в конце семидесятых появилась срочная необходимость менеджмента внутри ультра групп. Для того, что бы дать разностороннее представление об организации внутри ультра коллектива, представляю ниже интервью одного из лидеров «Торино», конца 70-тых:

«В нашей организации 8 лидеров, включая меня. Каждый из нас занимается своим делом и за него же и отвечает. Женщины большей частью отвечают за финансовые аспекты группировки, и они всецело ответственны за сборку барабанов и флагов перед матчем. Мы же в основном имеем дело с менеджментом нашего движения. Назову основные: организация выездных матчей; запрос цен на билеты; расписании поездов; аренда автобусов; заказ ткани для баннеров, флагов, транспарантов, а также их ремонт; покупка бумаги для хореографии; организованная поддержка команды в ее традиционных футболках; ответственность за конфетти и фаера; связь с представителями клуба, касательно билетов на домашние поединки; связь с самой командой и поддержка отношений с дружественными клубами».

В 80-тых постепенная и непреклонная экспансия ультра групп в чьи шеренги пришли уже не десятки, а сотни, а в некоторых случаях и тысячи молодых людей распространилась по всей стране. Не имело значения, в каком дивизионе выступала команда. В первом, втором, или третьем, какую географическую часть страны она представляла. В Италии уже не существовало клуба, не имевшего одну или несколько группировок молодых задавАк носивших цвета клуба и его собственную символику.

Условия социального лишения были не обязательны для участия в ультра коллективе. Вместе в секторе могли находиться как респектабельные люди с дипломами, отцы семейств с хорошими, высокооплачиваемыми работами, так и дети из неблагополучных семей, женатые люди со стабильной жизнью и так далее.

Очень часто в маленьких провинциальных городах, таких как Асколи, Чезена, Верона, Удине можно было встретить самую жесткую, радикальную поддержку со стороны местных ультрас. В таких городах и регионах взаимодействие между ультра культурой и традиционно ошеломляющей неприязнью к друг другу, носила какою-то свою, особенную ненормальную степень.

Это распространение естественно вело к развитию комплексных болельщицких альянсов, содружеств с их общей ненавистью к врагам. Наиболее солидные коалиции того времени были представлены такими командами как «Рома» – «Аталанта» – «Ювентус», «Лацио» – «Бари» – «Торино», «Интер» – «Фиорентина» – «Сампдория», «Милан» – «Дженоа» – «Болонья».

1982 год полностью окрасился в цвета итальянского флага. Команда Аппенинского полуострова стала самой сильной футбольной нацией на планете. Огромное количество отборнейших ультра баннеров на стадионах радовало глаз, но, к сожалению, не душу. По сравнению с болельщицкими коалициями Германии, Голландии, Англии, Италия казалась просто уникальным фанатским государством неспособным даже объединиться ради своей национальной сборной.

Кровавая борьба между ультра союзами и городами настолько сильно укоренилась в головах итальянцев, что даже победа Италии на Чемпионате мира не смогла примирить их между собой.

И хотя восьмидесятые считаются расцветом ультра культуры, некоторые организации были переполнены проблемами, часто перераставших в долго тянущиеся кризисы.

Фанаты столкнулись с увеличением и ожесточением мер безопасности внутри родных стадионов. Контроль над выездными турами ультра настроенных болельщиков тоже ужесточился, так же как и охрана принимающих станций, вокзалов, аэропортов.

Кроме того, первые поколения конца 60-тых начала 70-тых сменялись молодыми соратниками, рвавшимся доказать свою преданность клубу с помощью своей поддержки и поведения.

Некоторые харизматические лидеры прошлого, принимавшие еще и активное участие в политической жизни, покинули сектора, чаще всего из-за многочисленных репрессивных мер по отношению к ним. А причиной этому послужили идентичные события, происходившие как в футбольных, так и в политических кругах. У других наркоманская зависимость полностью совладала над футбольной.

Между тем, трибуны уже были свидетелями рождения новых, крайне настроенных молодых людей, возраст которых колебался от 14 до 16 лет! Естественно, что во многих случаях, под прессингом старших фанатов, этой молодежи приходилось занимать другие сектора стадиона и довольно таки успешно выступать под своим собственным баннером. Их имена ярко освещали принадлежность уже к другому поколению, по сравнению с теми, кто закладывал основы десятилетие назад.

На слуху были такие имена как «Wild Kaos», «The Sconvolts», «Verona Alcohol», «Nuclei Sconvolti» и другие.

Эти ультра организации были в основном заинтересованы в возможности выяснить свое превосходство с помощью кровопролитных драк, и большинство принадлежало к крайне хулиганским и яростным безнравственным уличным субкультурам.

Их моделью борьбы против своих соперников не были привычные метрополитенные уличные партизанские заварушки устраиваемые их старшими коллегами.

Так как для них первостепенным символом стал юный супер убийца Alex, герой фильма Стенли Кубрика «Clockwork Orange», символ которого вскоре заменил более традиционный образ прошлого «Che Guevara»

Новоорганизованные банды были детьми периода гражданского, общественного неповиновения, ведомых жаждой наслаждений, склонностью к саморекламе, неприязнью к политическим и общественным обязанностям. Такого рода союзы появившиеся на свет в период с 1983 по 1985 годы более искусно применяли методы борьбы против полиции, нежели отдавали самих себя поддержке своей команды на стадионе.

Они с легкостью сбивали с толку полицейский надзор, изменения внешний вид коллектива, знаки отличия и свой внешний вид. Этих людей не интересовали уже существующие фанатские альянсы. Они создавали многочисленные проблемы своим же соратникам, регулярно устраивая стычки с приезжими или домашними болельщиками бесконтрольно используя ножи и другое холодное оружие. За многими коллективами закрепилась слава «жестоких, неистовых монополистов». Их более опытные соратники к такого рода насилию и жестокости прибегали только в крайних случаях, в соответствии с определенными правилами, в то время как философия этих малолеток базировалась на чисто машинальной жестокости, применявшейся всегда и везде. Хотя для некоторых людей приветствовавших воинственно кровожадное поведение внутри своих ультра групп, они стали альтернативным развлечением и часто натравливались друг на друга ради забавы.

В целом же в истории возникновения движения, 80-тые стали отправной, фундаментальной точкой в идее поддержки команды в выездных матчах.

Выездная поддержка своей команды стала настоящим тестом для группировок и людей, входивших в ее ряды. Присутствие на так называемых «горящих» стадионах, стало честью оставляемой только для достойнейших, надежных, и проверенных людей. Появление же на выездном матче без своего баннера расценивалось как акт трусости и преследовалось в песнях и речевках.

Рост и увеличение объема людей пользующихся транспортом для поддержки своего клуба в выездных играх привел к напряжению в железнодорожных кругах, которые должны были расписать нужное количество специальных поездов для странствующих болельщиков.

Тщательно подготовленные и проведенные зрелища вовлекали в себя все большие и большее количества ультра групп. Покупка тысяч разноцветных шаров была чрезвычайно дорогим удовольствием, но соревнование на наиболее оригинальное стадионно-болельщецкое шоу каждый раз радовало глаз, и имело что-то оригинально своё.

«Sampdoria Ultras» подняла над головой баннер размером 90х32, фанаты Ромы подняли вверх 10.000 красно-желтых листов бумаги. Во время очередного матча Туринские болельщики покрыли трибуну «Maratona curve» красно-белыми полосами материи, а фанаты Наполи запомнились швырянием тысяч рулонов туалетной бумаги на газон.

Совместно с этими мирными футбольными акциями матчи, естественно, сопровождались насилием. Использование холодного оружия возрастало, особенно в Милане и Риме, в то время как «Atalanta ultras» прославились своим горячим и буйным приемом гостей только с помощью своих кулаков и ботинок.

В феврале 1984 кубковый матч между «Триестиной» и «Удинезе» закончился серьезным противостоянием с полицией. Еще юный фанат Триестины Stefan Furlan был до смерти забит полицейскими. Восемь месяцев спустя уже под занавес матча «Milan» – «Cremonese», болельщик по имени Marco Fonghessi умер от тяжелого ножевого ранения. Человек убившего его, Giovanni Centrone, только несколько дней назад отпраздновал свое совершеннолетие.

Но с другой стороны 80-тые существенно ослабили связь болельщиков и политических интриг. Этот период ознаменовался неизменным повышением употребления наркотических средств. Пока законченные наркоманы 70-тых исчезали благодаря возросшим жестким осмотрам тела при посещении стадиона, количество людей употреблявших травку показательно множилось.

Даже традиционные символы ультра культуры подверглись радикальным переменам, и образы листьев марихуаны появились на баннерах в большом количестве. Когда в Cosenza появилось движение Nuclei Sconvolti их имя принесло немедленный успех и большое количество последователей.

Итак, где-то в средине 80-тых ультра движение было на гребне своего успеха. Группировки имели огромное число последователей, в сезоне 1987-1988 миланские «Fossa dei Leoni» насчитывали в своих рядах более 15.000 людей с четкой, определенной иерархией. Некоторые из болельщиков, например, «Naples Commando Ultra Curva B» развернули высоко организованную структуру внутри своей организации (члены движения заносились в базу данных, группировка имела свое собственное телевидение и болельщицкий дом.)

В 90-тых мир ультрас был сокрушен глубокими изменениями и начал развиваться определенный кризис. Многие фундаментальные ценности предполагавшие выражение «быть ультрас» базировавшиеся на примерах прошлых времен начинали уходить в сторону либо восприниматься под другим углом. И чем дальше уходило движение в своем развитии с новыми прибывающими поколениями, тем больше оно обретало статус «модного», «общедоступного».

Хотя у медали была и другая сторона медали. После 30-ти лет исторических единоборств и поддержки любимых футбольных клубов, ультрас стали важной, неотъемлемой, независимой, незаменимой, влиятельной частью пульсировавшей во всей футбольной системе.

Вторая половина 90-тых запомнилась убийством болельщика «Genoa» Vincenzo Spagnolo в январе 1995. Этот опустошающий случай поставил под угрозу все существование движения. Движение ведь и так переживало не лучшие времена смены поколений. Хотя выброшенные мотороллеры с трибун, фаер шоу, разборки не только между собой, но и с игроками своего же клуба, хореография, огромные баннера, нацистские выкрики, расовые предрассудки говорили только об одном – стадионы живут благодаря своим болельщикам, которые продолжают неистово поддерживать своих любимцев, что бы не случилось!

И не смотря на самые последние новости с Аппенинского полуострова уже нашего настоящего времени, ужесточенные меры пропуска людей на стадионы, системы видео наблюдений, штрафы и заключения не испугают этих бесстрашных людей, готовых сложить свою голову ради любимой команды! Ведь влияние этих коллективов настолько велико, что они могут с легкостью заставить руководство клуба изменить какие-то фундаментальные решения и ценности. Будьте уверены, что любые гонения, штрафы, запреты на посещения матчей, встречи при пустых трибунах, общественно-принудительные работы никогда не поставят полный запрет для этих героев!

Ведь как говорят они сами: «Горящие фаера, это традиционная часть нашей культуры, и кто вы такие, что бы запрещать нам, приветствовать своих любимцев с помощью них. Если вы запретите нам это, то возможно в будущем и пронос шарфов запишите в черный список?»

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.