FANDOM


12 октября 1955 года в Ереване играли местная команда «Спартак» – предшественник ереванского «Арарата» – и свердловский клуб ОДО («Областной дом офицеров»). Игра первенства СССР, в которой решалось, какая из двух команд выйдет в класс «А», проходила на республиканском стадионе в присутствии 25 тысяч зрителей. Многие болельщики приехали из сельских районов, так что социальный состав был достаточно пёстрым. На игре присутствовало всё партийное руководство республики, а также многочисленные иностранные журналисты, приехавшие на выборы католикоса Армении. Скорее всего именно поэтому случившееся получило столь серьёзный резонанс и информация о событиях в Ереване дошла до высших партийных инстанций.

А на стадионе происходило следующее. Как вспоминали очевидцы, часть публики заранее вооружилась булыжниками, подобранными на месте ремонтных работ рядом со стадионом. Предназначались они скорее всего «своим», поскольку ереванские футболисты, проиграв две игры подряд, осложнили себе турнирное положение, чем вызвали гнев своих горячих фанатов. В случае проигрыша они не попадали в класс «А», что было катастрофой для всего армянского футбола.

Зрители на трибунах торжествовали, когда спартаковцы забили первый гол, но свердловчане сравняли счёт, а потом вышли вперёд. Тогда-то камни и полетели в армянских футболистов. «Педагогическое воздействие» заставило их двигаться быстрее и сравнять счёт. А за семь минут до конца игры судья Николай Шевцов (вся бригада была из Московской области) отменил гол, который забили ереванцы. «Камнепад» начался с новой силой. Теперь метательные снаряды направлялись и в игроков, и в судей. Немногочисленные милиционеры не вмешались и тогда, когда линейному судье Виктору Самолазову разбили голову. Он заканчивал игру с залитым кровью лицом. Даже футболисты хозяев поняли, что может произойти трагедия, и, окружив судей, вывели их с поля, куда уже устремились тысячи возмущённых болельщиков.

Раздевалки, в которых заперлись футболисты и судьи, подверглись длительной осаде. Несколько часов хулиганы били стёкла, ломали двери и мебель, а потом вступили в настоящую битву с прибывшими милиционерами и пожарными. Были подожжены милицейские и пожарные машины и мотоциклы, автомобиль «скорой помощи», на котором хотели вывезти травмированного судью, по словам руководителя местного физкультурного ведомства, «превратили в смятую консервную банку». Очевидцы говорили о большом количестве раненых с обеих сторон и даже человеческих жертвах…

В результате ЦК КПСС пришлось направить на место специально созданную комиссию, которая вместе с местным руководством (группа товарищей во главе с секретарём ЦК Компартии Армении С.А.Товмасяном) должна была разработать меры по предотвращению в будущем беспорядков на стадионах. Руководство Компартии Армении обратилось в ЦК с просьбой распространить паспортный режим на прилегающие к Еревану сельские районы. Дело в том, что значительная часть болельщиков, приезжавших в Ереван, не имела вообще никаких документов и соответственно милиция не могла их идентифицировать и контролировать. Если в городах были трёхлетние, пятилетние и бессрочные паспорта, то деревенские жители таковых не имели вообще. Но и распространение паспортной системы на сельских жителей не помогло.

Через шесть лет матч «Спартак» (Ереван) – ЦСКА был прерван, и москвичей пришлось эвакуировать на военный аэродром. В этот раз причиной было то, что в составе ЦСКА появился призванный в армию кумир армянских болельщиков Саркис Овивян. Осенью 1960 года его не смог спасти от призыва любитель футбола и болельщик «Спартака» первый секретарь ЦК Компартии Армении Сурен Товмасян – его снимали с должности и отправляли послом во Вьетнам. Поэтому приказ маршала Гречко «Срочно призвать в ряды Вооружённых Сил СССР гражданина Овивяна» был выполнен.

Сам Саркис Овивян вспоминал:

– В итоге играть за ЦСКА мне всё-таки пришлось. В Ереване к этому отнеслись, скажем так, не очень спокойно. Игроки ЦСКА вспоминают, как в 1961 году в Ереване команду вывозили на военный аэродром на БТР, ереванские болельщики не давали игрокам ЦСКА тренироваться, повсюду висели транспаранты – «Верните Овивяна!» Они даже устроили на площади перед гостиницей, где мы жили, многотысячный митинг, перекрыли движение и скандировали: «Сако! Сако!» Пошли даже слухи, что они хотят выкрасть Бескова, чтобы обменять на меня… В общем, разошлись они по домам только после того, как я с балкона третьего этажа пообещал, что на следующий год непременно вернусь в родную команду. Хотя это было бы невозможно без вмешательства таких фигур, как первый зампред Совмина СССР Анастас Микоян и Маршал Советского Союза Баграмян. Они добились того, что мне разрешили служить в Армении, а в свободное время играть за ереванский «Спартак».

СсылкиEdit

Ad blocker interference detected!


Wikia is a free-to-use site that makes money from advertising. We have a modified experience for viewers using ad blockers

Wikia is not accessible if you’ve made further modifications. Remove the custom ad blocker rule(s) and the page will load as expected.